Акельев Е.В. Трефилов Е.Н. Проект европеизации внешнего облика подданных в России первой половины XVIII в.: замысел и практическая реализация.

вкл. .


Европеизация внешнего облика подданных являлась важнейшей составляющей преобразований Петра Великого. При этом малоизученным остается вопрос, как этот петровский замысел воплощался в жизнь на обширных русских просторах, с какими трудностями была связана реализация этого проекта, и каких конкретных результатов удалось достичь на этом поприще в первой половине XVIII в.

В историографии неоднократно высказывалось мнение о том, что борода и традиционное русское платье являлись для Петра своеобразным знаменем ненавистной старины, а потому столь энергичное участие царя в европеизации облика своих подданных вполне понятно и оправдано (Н.Г. Устрялов, С.М. Соловьев и др.). Однако уже М.М. Богословский полагал, что такие нововведения «…можно было осуществить более спокойно и безобидно», поскольку в среде элиты брадобритие уже на протяжении многих лет было явлением модным и весьма распространенным. По мнению современного исследователя С. М. Шамина, смена русского платья на иноземное не стала культурным шоком для представителей знати, ибо «… реформа костюма… продолжала изменения, начатые еще при царе Федоре…».

Если элита, за некоторыми исключениями, действительно приняла эти новшества, то до конца невыясненным остается вопрос, насколько успешно удалось реализовать проект по европеизации внешнего облика в отношении горожан. Для решения этого вопроса были использованы, главным образом, две группы источников: 1) законодательство первой половины XVIII в.; 2) комплекс дел фонда Раскольнической конторы о ношении обывателями разных городов бород и русского платья.

лиз законодательства позволил выделить несколько основных этапов развития проекта европеизации внешнего облика подданных. Его начало положил знаменитый петровский указ от 4 января 1700 года, повелевающий всем «боярам», «окольничим», «стольникам», «дьякам», «торговым людям на Москве и на городах» носить «венгерские кафтаны». Однако широкомасштабная реализация проекта началась лишь в 1705 г., после рассылки на места указов от 22 декабря 1704 г. о ношении «немецкого» платья и от 16 января 1705 г. о бритье бород. Не случайно именно в это время наблюдается бурная реакция населения на эти указы (возмущения в Сибири, Астраханское восстание), которая заставила царя, в условиях тяжелейшей Северной войны, пойти на попятную. В начале 1706 г. Петр I повелел «те посланныя наши… грамоты, все оставить, и по них ничего не чинить, а носить платье, также и седла, и прочее подобное тому, как кто похочет». К реализации проекта по европеизации внешнего облика подданных царь возвращается лишь в 1713-1714 гг., когда были наказаны кнутом и сосланы на каторгу купцы, торговавшие в Санкт-Петербурге русским платьем. Но настоящий всплеск активности Петра I в этой сфере приходится на послевоенное время, на 1722-1724 гг., когда за полтора года было принято 6 указов (больше, чем за два предыдущих десятилетия). Тогда был вновь установлен штраф за ношение бороды, введен специальный костюм, который должны были носить бородачи и «раскольники», установлено, как следовало поступать со злостными бородачами-неплательщиками и с теми, кто обещал бороду брить, создано специальное учреждение для контроля за бородачами (Раскольническая контора), наконец, проведена неудачная попытка ввести специальные знаки для ношения уплатившими пошлину бородачами. После этого мы наблюдаем два всплеска активности правительства по отношению к этой проблеме, во время правления Екатерины I и Елизаветы Петровны, когда подтверждалось прежнее петровское законодательство.

Материалы Раскольнической конторы (РГАДА. Ф. 288) позволяют нам скептически оценить успехи проекта по европеизации внешнего облика горожан: в 40-50-х гг.  XVIII в. традиционный облик сохраняли целые города, а местные органы власти (воеводские канцелярии, а уж тем более городовые магистраты) не очень-то старались воплотить указы о брадобритии и ношении немецкого платья в жизнь. Но в случае преследований бородачи применяли для защиты различные стратегии. Наиболее распространенной моделью поведения на следствии было утверждение того, что борода отросла в силу сложных жизненных обстоятельств (длительной отлучки, болезни, старости), а также обещание впредь бороду брить. Таковым по указам следовало выбривать бороду и освобождать без штрафа и наказания с распиской впредь регулярно бриться и носить немецкое платье.

Конец преследования бородачей и любителей традиционного русского костюма был положен Екатериной II. В указе о вызове «раскольников» из Польши и других заграничных мест от 14 декабря 1762 г. содержится следующий пункт: «как в бритье бороды, так и в ношении указнаго платья, никакаго принуждения им чинено не будет, но оное употребляют по их обыкновению беспрепятственно». 15 декабря 1763 г. была упразднена Раскольническая контора. В указе говорится о передаче местным органам власти ее функций по управлению делами «раскольников», но при этом никак не упоминается другая важнейшая обязанность Раскольнической конторы – контроль за «бородачами». Очевидно, вместе с Раскольнической конторой ушла в прошлое и борьба с бородой и традиционным русским костюмом в русских городах. 

доска объявлений Сочи доска объявлений Москва доска объявлений Тверь доска объявлений Астрахань доска объявлений Воронеж