Опыт о историках

вкл. .

Малое пространство времени, в котором возсеяли науки в России, есть причина тому, что любопытные наши читатели, не знающие чужестранных языков,kabinet lomonosov лишаются удовольствия, производимого от читания славных писателей древности. Знать, что Гомер и Виргилий были Епические Стихотворцы, а Геродот и Туцидид, Историки, есть весьма бесплодно. Всяк может чувствовать, сколь досадно покорят свое рассуждение рассуждению других. А сие самое с вышеупомянутыми людьми действительно приключается, которые бывают принуждены утверждать, что Демосфен и Цицерон были великие люди в красноречии, не чувствуя красоты слога, важности материи, живости изображения, страстей, остроты, выражения, быстроты мыслей, проницательного рассуждения, качестве составляющих великого Оратора. Но преодолеть все сии неудобства, ив весть наших читателей в знание древних Авторов, есть дело требующее многого  труда и искусства. Однако время зиждущее и разрушающее, уничтожающее и возвышающее все на свете, не замедлит сравнить состояние наук в России с состоянием, в каковом они находятся в самых издревле просвещенных странах. В ожидании же исполнения сей надежды, любящие и упражняющиеся в науках сограждане, не преминут стараться о открытии нужнейших. Плоды сих полезных стараний доказываются переводами на наши язык многих хороших книг.

Нет ни одной науки, которая бы не приносила какой ни есть пользы. Но сии пользы имеют разные степени, и производят разные действия; и одна другой меньше или больше споспешествуют к благосостоянию и просвещению общества; одни нужны и необходимы почти всем, а другие токмо некоторым. В числе первых я полагаю Историю, так как науку изливающую свою пользу на все прочия. Когда Платон называет Математику крыльями наук: то справедливое назвать можно Историю основание оных; ибо она есть ключ знаний и кормчий в пространственном море учений. Она показывает нам перемену дел человеческих, причину восстановления, славы, силы, богатства, царств падения, презрения, слабости, нищеты оных. Она извлекает из мрачности забвения успехи разума человеческого, соблюдая все изобретения славных в науках, прежде живших мужей. Она предлагая оныя их подражателям, избавляет их от труда доискиваться их самим: но поощряет к присовокуплению новых частей к прежним.

Зделать Историю полезною зависит от искусства писателей. Разумный историк не ограничивает себя на описании одних только действ, но  старается сыскать причины. Он бывает пространен и краток, в рассуждении описываемых обстоятельств; ибо не все подробности дел знать нужно. История писанная остроумным человеком, заключает в себе примеры красноречия, остроты мыслей, нравоучения, политики, преимущества мудрого правления. И есть где может человек познавать себя в других, так сие не где, как в Истории, писанной Философом.

Свободные часы. 1763. Январь. С. 24.