Праздники и юбилеи

вкл. .

Карусель в Санкт-Петербурге

Сего месяца 16 числа был Карусель перед зимним Ея Императорского Величества домом в нарочно построенном амфитеатре. Оное действо происходило при высочайшем присутствии Ея Императорского Величества нашей всемилостивейшей Государыни, и Его Императорского Высочества Государя Цесаревича и при многочисленном собрании всей публики, в таком великолепии, богатстве и вкусе, каковых зрители не ожидали. Когда еще в прошлом году обнародовано было, что оному Карруселю быть быть должно того же года в Июне месяце, и все уже было готово, то за худою погодою отсрочено до сего времени; то натурально всяк судил, что по краткости времени хотя и увидит нечто новое и немалым иждивением устроенное, думать однако ж не мог, чтоб представлено было сие в России так как небывалое действие, в столь великой огромности возвышенной разумным вкусом пристойных нарядов, благородство онаго без сумнения требовало по приличности особливого великолепия, но сверх чаяния все зрители увидели проливающуюся гору богатства и изобилия в драгоценных каменьях и всякого рода Кавалерских и конных золотых и серебряных уборах, в древности Российских сокровищ всегда сохраняемых, а сим увидено было богатство новых украшений  и искусство в изобретениях, которыми четыре кадрили были различены. Каждая представляла нам народ свой в той степени, в которой старые и новые писатели упоминают их славнейшие ополчения. celebrationСие величественное представление действуемое знаменитым проворством выбравшихся кавалеров, сколь много ни восхищало дух благородных зрителей и удивляло весь народ великолепием, то не меньше вело его на ту же цель нежностью и приятством, когда все увидели в таком же ополчении и с такими же Кавалерскими доспехами Дам благородных в брони военной на колесницйах по древнему обыкновению каждого народа устроенных, которые богатством и аллегорическими фигурами, а притом и хитростию художников воображали зрителям дух победносия. Одеяние Кавалеров богато блистало драгоценными каменьями, но на Дамских уборах сокровища явились неисчетными; словом публика увидела брильянтов к других родов каменьев на цену многих миллионов. Кадрилия Славенская представляла древность своего народа всегда храбро воюющего и изобилие тех богатств, которые Север раздает в другие части света; а кадрилия Римская изображала живо древнюю гордость и величество сих победителей, и неисчерпаемое изобилие богатства, которым от добычи побежденных сей народ в свете возносился. Кадрилия Индийская одета была во всем том, что свойственно их вкусу и подземному в натуре его богатству. А в кадрили Турецкой украшение состояло в таком наряде, каковое кажется видеть только должно в натуре сего народа и его природной осанке, когда он образ тщеславия показать стремится. Словом в явлении и действии сего Карруселя, публика увидела нечаянно то, что сие она прежде в мысли представить себе не могла.

Санкт-Петербургские ведомости. 1766. № 51. 27 июня.