Нам пишут из...

вкл. .

Из Санкт-Петербурга 

Профессор Паллас доставил здешней Академии наук из восточной Сибири, куда он ездил в прошедшем году, голову и ногу взрослого Ринодера или Носорога,siberia которые присланы были из лежащих в Иркутской губернии при реке Лене северных стран к Его Превосходительству тамошнему господину Губернатору, Генерал-Порутчику и Кавалеру Брилю. На оной голове и ноге видны не токмо жилы и лигаменты или связки костей, но и обыкновенная сему зверю весьма толстая кожа, которая во многих местах покрыта еще волосами и невредима. В сем состоянии весь он зверь с кожею и со многими остатками мягких частей в Декабре 1771 года найден был Якутами при впадающей в Лену ниже Якутска реке Вилуе, около 40 верст выше верхнего Вилуйского зимовья, и голова с двумя ногами прислана от тамошнего охранителя Аргунова еще той же зимы, так что несотлелые части оных можно было еще засушить. Зверь сей лежал в помянутом  месте под осыпавшимся высоким песчаным берегом, из которого уповательно вымыло его стремлением речной воды, и длину его по месту, в котором он лежал, считают до 15 пяденей. Как риноцеры живут только в самых теплых странах Индии и Африки; то найденный при реке Вилуе зверь занесен был в сии северные страны не инако, как теми же сильными переменами земли, которые по всей Сибири рассеяли известное множество слоновых, или так называемых мамонтовых костей, и так несколько уже сот лет в тамошней летом и зимой мерзлой земле остался невредим; чего еще по сие время не примечено, хотя уже несколько головных черепов и рогов такого зверя и прежде присланы были в Академию из разных мест Сибири.

Московские ведомости. 1773. № 22. 15 марта.

Праздники и юбилеи

вкл. .

Из Москвы 

p sheremetevВысокоторжественные дни восшествия на всероссийский престол ея Императорского Величества и тезоименитства Его Императорского Величества  праздновал Его Сиятельство Генерал-Аншеф, Обер-Кимертер и разных орденов Кавалер, Граф Петр Борисович Шереметев, июня 30 числа в селе Кускове, куда все почти находящиеся в Москве обоего пола знатные особы приглашены были на бал, а множество прочих жителей и  мещанства были зрителями сего праздника, так что вся долина, более версты продолжающаяся, покрыта была каретами и разными экипажами, и сад, и крыльца и окна к дому были наполнены людьми. Бал начался в 6 и продолжался до 11 часов вечера; все аллеи по сему саду, эрмитаж, Голландский домик и прочие беседки, так как и пруд, освещены были плошками, а по окончании бала все присутствовавшие на оном прогуливались на изготовленных линеях и таратайках по саду. Потом зажжена была пред Итальянским домом, из равносильных огней изготовленные нарочно, иллюминация, и пред гротом зажжен же фейерверк. По окончании всего онаго приглашены были все гости к ужину. 3 стола приуготовлены были в гроте на сто кувертов, во время ужина играла инструментальная и вокальная музыка с хорами, после ужина начался опять бал, который продолжался уже до пяти часов утра. Все сие было не только с великолепным приличным имуществу хозяина, но особливым порядком означающим вкус и вымысл онаго.

Прибавление к Московским ведомостям. 1773. № 53. 2 июля.