Библиографические известия

вкл. .

Уведомление

Некто из охотников к словесным наукам сообщил нам, что он намерен составить и издать в Свете Собрание писем, как оныя

pismaпишутся от разных людей, к разным особам и на все разные случаи, кои могли  бы служить магазеином для всех, особливо же для молодых людей, кои тем более имеют нужду в сих примерах, что на Российском языке почти нет книг сего рода. Все чувствуют, что обыкновенный стиль употребляемой в книгах есть не тот, которым мы говорим и который требуется в епистолярном то есть письменном слоге; но никто еще не предпринял издать в Свете примеры желаемых всеми писем.

Помянутый любитель словесных наук намерен выдать несколько томов разных писем, при чем сообщить разные формы титулов, заглавий, окончаний, адресов, к Государям, к знатным людем, к партикулярным, к друзьям и прочим. А для лучшего употребления молодым людем, сие собрание разных писем напечатано будет на русском, на французском  вместе, и особо на одном русском языке.

Он просил нас между тем уведомить публику, что есть ли кто имеет письма, какого бы содержания ни были, хорошим слогом, и пожелает написанные сообщить их для помещения в составляемое Собрание писем, тот может присылать такие письма г. Шнору главному типографщику, живущему в Большой Морской в доме Господина Абухова. Чем сделает одолжение Издателю и удовольствие всей публике, желающей иметь книги сего рода, до селе еще никогда не изданные или изданные давно, и недостаточно для удовольствия просвещенной публики, которая в нынешние времена не терпит высокого, надутого, книжного и витиеватого слога в письмах, кои суть ничто иное как изобразители естественных наших нужд, чувствований, мыслей и речений, пристойным образом к каждому случаю.

Собрание новостей. 1775. Октябрь С. 82-83.

О чужестранных словах принятых в русском языке

вкл. .

О чужестранных словах принятых в русском языке, и о таких в коих мы имеем надобность

slovesnostПервый основатель Просвещения в Росси, Государь, которого мы называем Отцом Отечества, Петром Великим, когда предпринял завесть в России доброй порядок во всем, то надлежало тот час принять в языке слова дающие некоторое особое понятие о порядке. Мы узнали тогда ордер, военную дисциплину, военные артикулы, екзерциуию, Сенат, Коллегии, Юстицию, Полицию, добрую политику, и прочие такие вещи, кои до тех времен не существовали в России, следственно не могли  быть в языке нашем. Пример же новых познаний, которые мы заимствовалм час от часа был у чужеземных просвещенных Народов, язык наше нечувствительно обогащался, иногда, правду сказать, бесполезными грубыми словами, но большей частью нужными, и такими, кои приводимые к совершенству науки и художествы соделали всему Свету общими. Должно признаться, что мы еще имеем великий недостаток в словах, кои особо до наук и художеств касаются; но бесполезен будет труд, есть ли мы захотим в собственном своем языке искать название Математики, Географии, Физики, Истории, и их частным терминам, кои мы уже издавна заблагорассудили взять у Греков, Латинян, Французов и Немцов, так как они сами у других брали. Желательно чтоб принимая их, мы выбирали те кои короче, означительнее, внятнее, и чтоб оные вносились в русские Словари с их точными понятиями. Чем более их иметь мы будем, тем выбор наш будет напоследок совершеннее. Желательно при том, чтоб сии вводимые новые слова оканчиваемы были по правилам чистаго и краткаго Русскаго языка. Самые собственные имена, в коих мы находим наиболее затруднений, как на пр. Боало, Русо, Госложа Севиньи, могут на нашем языке принимать свойственные ему окончания: Боалов, Руссов, Госложа Севиньина и проч. Всево вдруг переменить неудобно, однако мало помалу успеть можно.

Собрание новостей. 1775. Октябрь. С. 75.

Научные открытия

вкл. .

kamchatkaМежду прочими учрежденными от Императорской Академии наук физическими путешествиями отправлен был в 1773 году из Болшерецкого острога что на Камчатке, Сибирский Дворянин Антипин в отдаленные Курильские острова, кои приказано было ему объехать на большой байдаре, для собрания, по данному о том Охотской команде наказу, потребных для Санкт-Петербургского Императорского натурального кабинета, разных достопамятностей. В следствие того в нынешнем году Академия получила из сей отдаленной Асийской страны, сверх знатного числа Курильских военных и других орудий, кои по большей части кажутся быть Японской работы, множество зверей, птиц, рыб и морских растений. Особливо упомянуть должно и привезенных оттуда же морских бобрах, о целой голове с разными частями морского льва, или Сивуча, и о Камчацком диком каменном баране, которые все в довольно хорошем состоянии сюда довезены. Описание некоторых находится в Камчатской Истории.

Собрание новостей. 1775. 23 Сентября. С. 50.