Научные известия

вкл. .

astronomСего Апреля 23 дня на обсерватории Императорской Академии Наук наблюдаемо было прохождение Меркурия по солнцу господами Академиками Румовским и Иноходцевым; и Адъюнктом Черным. Во весь день небо было ясно, и к точности наблюдения споспешствовало то, что Меркурий вступил в солнце почти тремя четвертями часа позже, нежели было ожидаемо, и по тому при  вступлении его хотя и видно было на краю солнечном колебание, однако наблюдения показывают, что оно не так было чувствительно, чтобы препятствовать могло верности наблюдения, потому что господа Академики, наблюдая явление в разных местах, во времени вступления не разнствуют больше, как только 50 секундами. Что касается до выхода, то разность в наблюдениях господ Академиков и Адъюнкта не простирается далее 19 секунд.

Во время течения Меркурия по солнцу Академик Румовской мерял многократно диаметр Меркурия и расстояния крае его от края солнечного, а Иноходцов брал разности высот и ацимусов, так что наблюдение в Санкт-Петербурге сделанное можно назвать полным, и для упражняющихся в Астрономии тем будет важнее, что здесь как вход, так и выход был виден, а другим Астрономам в Европе находящимся один только выход был видим.

Санкт-Петербургские ведомости. 1786. № 34. 28 апреля.

Мода

вкл. .

Женщины наши продолжают и доселе носить Турецкие робы из бледнозеленой тафты, а юпку, корсет и рукава из белой; на рукавах зеленая фалбола, и башмаки зеленые же, манжеты флеровые, прибор на робах и фалбола на юпке из белого крепу с буклями, и на каждой букле искусственная роза. Косинки белые флеровые, связанные на грудях лентою радужного цвета. Новомодные шляпки называются Chapeau bonette, и кажется самого лучшего вкуса.

Более всего нравится теперь, что женщины перестали носить узкие башмаки и высокие каблучки; не стараются казаться выше того, каков дала им рост природа, и не сжимают безнужно ног, страдавших по моде.

Лекарство от скуки и забот. 1786. № 12. С. 140.

1786 French Fashion plate 04 Sept 1786

Богатая одежда

До ныне еще не приметно, чтобы великие люди нашего века, да и в самой древности имели особливое уважение к великолепному платью. Сия театральная пышность редко бывает ими почитаема. Они полагали, что прямая добродетель ни от какия посторонния причины не заимствует своего достоинства, отвергая сии ложные блески, удивляющие только малодушные и простонародные умы, кои обыкновенно судят людей по весу золота, покрывающего их платье.

Благоразумной человек довольствуется простой одеждой; только оная подложена была добродетелью. Он уверен, что таковой наряд наиболее приличествует непорочности нравов, означая доброе расположение ума и сердца. Напротив неумеренная роскошь есть знак слабыя души, которая не в состоянии занять себя достойнешим предметом, обращает все свое внимание к самым маловажным вещам, прибегает к лавке торгашей посредством многого числа денег мнит обратить на себя взоры простого народа, но вместо того выменивает презрение от благоразумныхю

Вообще примечено, что недостатки телесные часто бывают побудительною причиною к излишним нарядам. Но они весьма в том ошибаются: ибо думая себя прикрыть украшением оных, возбуждают на против любопытство скорее их заприметить. Однакож находятся люди, кои способом великолепных уборов, служащих им вместо испрашиваемых покровительства писем, приобретали иногда щастие, коего они искали, хотя сии письмы не означали, кроме имени искусства портного.

Уединенный пошехонец. 1786. Февраль. С. 102-103.