Полет на воздушном шаре

вкл. .

20 июня 1803 жители Санкт-Петербурга, собравшиеся в саду Кадетского корпуса, стали свидетелями первого первого в России полета на воздушном шаре. Полет был совершен французом Жаком Гарнереном, прибывшим из Франции с рекомендацией министра Талейрана и его женой. Несмотря на высокую плату (два рубля серебром), которую вносили зрители за право присутствовать при этом историческом событии, сад не смог вместить всех желающих... 

"Объявлено в афишах и в газетах, что в Корпусе будет спущен воздушный шар, и что на нем взлетят в воздух, кроме 1777728 miniхозяина шара, несколько любителей физических опытов. В корпусном саду, т.е. на плац-параде, где бывает ученье, стали строить огромный амфитеатр, привлекавший множество любопытных. Некто Черни, кажется родом Богемец, затеял это предприятие. Это было время, близкое к изобретению воздухоплавания Монгольфьером и к усовершенствованию его опытами Бланшара. Вся Европа говорила об этом, как теперь о железных дорогах, и на воздухоплавание полагали несбыточные надежды. Предприятие Черни взволновало Петербург, и еще до окончательной постройки цирка, все первые места были разобраны. Это было осенью (кажется 1803 года). Наконец настал день, назначенный для воздушного путешествия. Бывший Полковник в Лейб-Гусарском Полку, Индейский Князь Визапур, с своим темнооливковым лицом (почти черным) и кудрявыми волосами, расхаживал посреди цирка, между множеством гвардейских офицеров и первых щеголей столицы, привлекая на себя общее внимание. На него смотрели с удивлением и каким-то тайным страхом.

Он получил позволение подняться на воздух, вместе с Черни. Между тем, пока съезжалась публика, в первой аллее сада, примыкающей к плац-параду, наполняли шар гасом, между четырьмя высокими холстинными щитами, чтоб скрыть от публики шар и приготовительные работы. Вокруг этого места выстроена была цепь кадетов с ружьями. Музыка гремела возле богатого павильона, устроенного для Царской Фамилии. Вдруг раздался треск!.. Это что? Шар лопнул! Закричали в аллее - и эти слова пронеслись по всему амфитеатру и возбудили сильное негодование. Обманщик! Раздалось в толпе, и множество народа бросилось из амфитеатра к аллее, где был шар, и к кассе, где миловидная дочь Черни, долженствовавшая также подняться на воздух, продавала билеты. Там также был кадетский караул. Раздраженные зрители хотели приколотить Черни за то, что вместо воздушного шара он надул публику, а другие хотели только получить обратно свои деньги. Произошел ужасный беспорядок - шум. крик, толкотня; но кадеты отстояли, защитили и самого Черни, и дочь его, и кассу, и публика должна была выбраться из сада ни с чем. Finita la comedia! Полиция объявила, что на другой день будут выдавать деньги за билеты, в надлежащем порядке.

Кадеты показали себя молодцами: сомкнули ряды и прикладами отогнали дерзких. Не знаю, что стало с Черни. Говорили, что он был посажен в тюрьму, и будто открылось по следствию, что он нарочно так устроил дело, чтобы шар лопнул; но верно то, что он не возвратил и десятой части собранных им денег. Многие богатые люди и вовсе не посылали за деньгами; другие посылали и недобившись толку, посмеялись и забыли; прочие посердились, побранили немца, и замолчали. Худо то, что Черни несправедливо разглашал, будто часть кассы его разграбили, когда никто не прикоснулся к ней. Черни умер в Петербурге, но миловидная дочь его скоро утешилась от всех случившихся с ней горестей. Она долго щеголяла по Петербургу, под покровительством добрых людей, сострадающих ее красоте.

После этого приехал в Петербург известный воздухоплаватель Гарнерень, и также возвестил, что взлетит на воздух из корпусного сада. Он исполнил ело свое мастерски, без дальнейших приготовлений, без постройки цирка. Удивительное зрелище воздушный шар! Истинная характеристика нравственной природы человека! Гарнерень поднимался на воздух, кажется, три раза. В одном воздухоплавании сопутствовала ему жена его; в другом взлетал с ним помощник его, мусье Александр, красивый, видный мужчина, удивительной смелости и расторопности. На огромной высоте он завернулся в сеть парашюта, и выпрыгнул из лодки. Сердца зрителей вздрогнули. Несколько времени он, в падении, вертелся как брошенный камень; многим дамам сделалось дурно, все ожидали несчастной развязки, и вдруг парашют распустился, и понесся медленно на землю. Раздались рукоплескания, крики ура - и парашют опустился на корпусном дворе, однакож не без опасности, потому что в самом углу, едва не зацепился концем о кровлю. Мусье Александр, ступив на землю, выпутался ловко из сети парашюта, подпрыгнул, щелкнул пальцами, и воскликнул: "на этот раз спасен!"

С Гарнеренем в третий раз поднимался на воздух генерал Л-в, человек любезный в обществе, bon vivant, всем тогда известный в Петербурге. На этот счет ходили тогда по городу нельзя сказать стихи, а рифмованная шутка:

Генерал Л-в

Взлетел до облаков,

Просит богов,

Об уплате долгов.

На земою возвратился,

Ни с кем не расплатился!

 

Эта шутка и правда дошла до Императора Александра и Он, посмеявшись, велел заплатить долги генерала Л-ва, приказав ему сказать, что это последния деньги, которые посыпались на него с неба!"

Воспоминания Фаддея Булгарина. Отрывки из виденнаго, слышаннаго и испытаннаго в жизни. Ч. 2. Издание М.Д. Ольхина. СПб., 1846. С. 63-69.