Мода 1818 года

вкл. .

 

b0038

 

Так, на балу у Апраксиных в Москве, в 1818 году, молодая хозяйка, прекрасная собой, свежая и румяная как роза, носила белую атласную юбку в клетку, шитую бусами, а на тех местах, где клетки пересекались были крупные солитеры, лиф бархатный, ярко-красный, также шитый бусами и солитерами. У дочерей Яньковой на том же балу были платья с большими букетами по белой дымке, а на балу в Благородном Собрании – платья, вышитые мелкими мушками или горошком, серебряной битью, через ряд матовой и блестящей. На одной из подруг молодых Яньковых было платье, обшитое золотой и серебряной бахромой, а на голове – золотые цветы и листья. Появлялись также, особенно непосредственно после 1812 года и национальные наряды.  Знаменитая княгиня Евдокия Голицына и воспетая Державиным княгиня Екатерина Голицына, «Жидовочка», - последняя по преклонному желанию мужа, - наряжались на все балы в сарафаны и кокошники.

Верещагин В. Женские моды Александровского времени // Старые годы. 1908. №7/9.

Происшествие в театре

вкл. .

В сентябре 1818 г., актер Булатов провел за кулисы Большаго театра какого-то незнакомца. Начальник репертуара, 6TOw34V3cg8Вагаций, заметив незнакомца и узнав, что его провел Булатов, сделал последнему замечание и потребовал, чтобы Булатов немедленно увел незнакомца. Булатов не послушался. Вагаций пригрозил ему арестом в театральной конторе. При этой угрозе, Булатов стал грубить начальнику репертуара и поднял такой шум, что брань его сделалась слышна в театральной зале. Тогда Вагаций потребовал помощи от жандармскаго офицера; этот послал на сцену унтер-офицера, поручив ему отвести Булатова в театральную контору; но Булатов не только не послушался унтер-офицера, но ему же наделал еще разных угроз. Наконец, на сцену явился полициймейстер, присутствие котораго укротило paзсверипевшаго Булатова. Виновный, т. е. Булатов, посажен был в смирительный дом; оскорбясь этим, русские артисты подали просьбы об уничтожении их контрактов с дирекциею театров и об увольнении их от службы.