Общество свиней

вкл. .

Высылка из России членов „Общества свиней''

в 1824 г.

 

Пред нами лежит дело 1824 г., принадлежащее ныне собранию рукописей редакции „Русской Старины" и озаглавленное Михаил Андреевич Милорадовичтак: „дело о членах общества именуемаго свиней". В находящемся здесь извещении правителя канцелярии кронштадскаго военнаго губернатора Баженова, члены этого общества названы членами „Свинаго общества".

Дело начинается предложением графа Милорадовича обер-полицеймейстеру генерал-лейтенанту Ив. Вас. Гладкову, 7 августа 1824 г., за № 4,190. Граф Милорадович писал:

—„Государь император, по всеподданнейшему докладу моему, высочайше повелеть соизволил: всем членам Общества называемаго свиней, находящимся ныне под стражею, выдать паспорты на следование за-границу, без возврата и приказать им сейчас выехать отсюда за-границу. Сверх того, взять с них подписки, что они в Россию никогда не возвратятся и внушить им, что ежели и за сими подписками возвратится кто-нибудь в Россию, тогда уже подвергнется строгому взысканию по законам".

Днем раньше, 6 числа, по словесному приказанию графа Милорадовича, переданному Гладкову чиновником М. Фогелем, обер-полициймейстер предписал тем приставам, в частях коих содержались члены общества, „сделать распоряжение в самой скорости касательно их имущества по квартирам, куда и отправить за строгим караулом, но по домам ночевать не дозволять".

Один из членов— Жюсти содержался в Петропавловской крепости; почему Гладков просил коменданта Сукина передать для этой надобности арестанта квартальному надзирателю Навроцкому. Из донесений приставов видно, что члены общества находились под арестом более двух месяцев; по крайней мере, Марсиль был прислан в 4-ю адмиралт. часть 3 июня, а с 15 числа содержался по болезни в больнице градской тюрьмы.

Наводнение в Петербурге, 7 ноября 1824 года

вкл. .

i 104... В этот день мы встали рано по обыкновению и были удивлены страшным ветром, который выл в домовых трубах; я слышал, как Руммель сказал жене: "Сегодня вода в Неве подымется высоко, ветер дует с моря". Одевшись и напившись чаю, он пошел в Корпус, а мы с его женою долго смотрели вслед ему из угольного окна нашей залы.

Вскоре после того пришел Боден из флигеля и объявил, что Смоленское поле, по рассказам людей, уже покрылось водой. Мы отправились с мезонин, и действительно Смоленское поле представляло сильно взволнованное море. ...