Мода

вкл. .

1828 11Некоторые щеголихи прикалывают в волосах райскую птичку с зыблющим хвостом, и белое или черное цаплиное перо. Другие накалывают в прямом положении, между буклями Аполлонового узла, Русский султан с длинными, перевязанными мохрами.

Модницы, исхотящие ходить с открытой грудью, носят тюлевые пелеринки, которые сверху оканчиваются ульями, а снизу убраны небольшими витушками из белого атласа, из под коих идут два волана из Английского кружева. Сии пелеринки очень широки: они покрывают плечи и спускаются сзади и спереди до середины корсажа.

На балы, щеголихи не надевают уже телесного увета чулков, под черные, сквозные, но белые шелковые чулки.

Нам пишут из...

вкл. .

1324801295 undergroРязань

В минувшем Мае месяце в городе  Рязани, близ крепостного вала, открыт подземельный  ход, выложенный старинным кирпичом. Назначенные по сему случаю чиновники городской полиции нашли там столбы, поддерживающие свод; в сторону также был ход, куда однако не могли пробраться за находившеюся там водой. Рязанские жители обрадовались открытию сего древнего хода, который, вероятно существовал еще при Князьях Рязанских. Подобные остатки древних сводов видны во многих местах Кремля Московского. Карамзин говорит: «это были погреба Князей и Бояр, имевших там сои дома». От дворца к Москве реке был подземельный ход или тайник, на случай опасности. Нельзя такого же заключить о Рязанском подземельном ходе?

Северная пчела. 1828. №  71. 4 июня.

Театральные заметки

вкл. .

Первый дебют Г. Рязанцева, 4 апреля

Г. Рязанцев в течение пяти лет был любимцем Московской публики: смело можем ему предсказать и здесь подобную участь. Натуральная, in the theater 1860 64 XX neue pinakothek munich germanyнепринужденная игра, совершенное отчуждение тех карикатурных кривляний, которыми посредственные Актеры хотят заменить недостаток природной веселости – вот отличительные качества игры Г. Рязанцева. Репертуар сего молодого Актера, на Московском Театре, был весьма разнообразен. Он один занимал амплуа двух знаменитых Русских Артистов, Сандунова и Воробьева, и, должно сказать по справедливости – не уступал ни тому, ни другому. В роли Степана Балабанова (в Комедии: Ошибки, или Утро вечера мудренее) и в роли Шумского (в Водевиле: Актеры между собой) Г. Рязанцев не мог высказать всей силы и всей гибкости своего таланта, но прекрасная его игра, совершенное познание сцены довольно познакомили с ним публику. Он в точности постигнул характеры представляемых им лиц, и хотя обе пьесы давно уже нам известны, но казалось, что мы в первый раз видели на сцене Балобанова и Шумского.