Нам пишут из...

вкл. .

 

Симферополь. 5 января. Симферопольцы зажили или почти зажили снова прежней мирной жизнью. Под сводами залы Дворянского Собрания загремела, наконец, бальная музыка. И под звуки этой музыки встречен был новый 1857 год. Другими словами, или, «презренной прозой говоря», 31-го истекшего декабря был у нас первый бал, за которым последуют завтра второй, в воскресенье третий, и т.д. Сравнивать эти балы с прежними, до войны бывшими, пока не стану. Но если верить той истине, что последующее лучше предыдущего, то, само собою, что теперешние собрания должны быть и великолепнее, и одушевленнее, тем более, что есть кому сблизить общество о одушевить его. Дамы заметно озабочены нарядами, и эти наряды, без преувеличения и блестящи, и изящны. […] Далее, замечательная новость – быстро наступившая было зима, которая еще быстрее превратилась в весну, прибавив только грязи. После проливного дождя с 26-го на 27-го Декабря, утром 17-го термометр Реомюра показывал +1, часов около 10 утра 0, в 11 часов -1, вечером того же дня 5 по Р. продержался, не смотря на тихую и ясную погоду, а 29-го ночью выпал порядочный снег; 30-го вновь выпал сильный , снег и пошло катанье на санях, - редкость замечательная! – но в полдень началась оттепель, и снег, как не были велик, скоро исчез. В день нового года, с утра было порядочно замерзло, и термометр Реомюра показывал -3, но часа на полтора, не больше; 2-го вечером пошел дождь и снова наступила весна, так что сегодня термометр Реомюра показывает +10 и это накануне Крещения.                Ф. Д.                                                    

Судебные дела

вкл. .

О сыске людей, которые должны быть представлены к суду, независимо от их воли

Курской губернии Грайворонский уездный суд

28172. Объявляет, дабы все присутственные места и должностные лица, имеющие сведение о месте пребывания, крестьянки помещика Кустерского Мавре Захаровной. Приметами она: 40 лет, лицом немного весновата, глаза серые, волосы русые, росту среднего, телосложения здорового, говорит русским наречием, особых примет не имеет, выслали бы в Грайворонский уездный суд для передопроса и посажения под стражу, по делу о намерении ею Захаровою отравить ядом своего помещика.

Библиографические известия

вкл. .

 

Губернские очерки Н. Щедрина, помещенные в «Русском вестнике» за 1856 год.

Между беллетрическими явлениями русской литературы в 1856 году «Губернские очерки» Н. Щедрина обратили на себя особое внимание публики.

Многие, взглянув на заглавие, готовы были отозваться о них неблагосклонно. Незнакомое для публики имя автора, по странному предрассудку, было отчасти причиною такой неблагосклонности. «Опять, говорили, на сцену провинция!... Опять пошлая насмешка над всем провинциальным и хвастовство своим знанием светской жизни! Опять неправдоподобные события и небывалые характеры» и т.д. Такое мнение, высказанное еще о прочтения самого сочинения, разумеется, не имело основания. Оно приводится здесь потому, что показывает отчасти взгляд публики на произведения, касающиеся провинции, и потому, что находятся в сильном противоречии с последовавшим успехом «Губернских очерков». Действительно, после того, как были прочитаны первые «Очерки», «Прошлые времена» и «Неумелые», прежнее мнение изменилось. Успех «Очерков» возрастал быстро, но по мере того, как они продолжались печататься. Выдержки из них помещались во всех почти журналах. В обществе заговорили о новом произведении, которое, нравилось и литераторам, и людям образованным, не литераторам, и, наконец, людям, получившим ограниченное образование и занятым исключительно практической стороной жизни. Успех был повсеместный, имя г. Щедрина приобрело общую известность. В чес же состояли причины такого счастливого успеха «Губернских очерков»? Ответ на этот вопрос ведет естественно к разбору нового произведения. В нынешнее время, большинство наших читателей перестало смотреть на литературу как на забаву, как на одно минутное удовольствие: утвердилось убеждение, что, соединяя по смыслу вековой истины, приятное с полезным, она стала теперь необходимой потребностью русского общества. Относясь прямо к действительной жизни, литература исправляет общество наравне с другими мерами и водворяет в нем более и более истину и неразлучное с нею добро. И общество само требует именно такой меры, которую принимает с благодарностью. Литератор, следовательно, как и всякий другой гражданин служит и приносит пользу обществу. […]