Приезд Государя в Москву

вкл. .

Ничего не может быть плодотворнее непосредственных соприкосновений верховной власти с народной жизнью. Чем глубже и знаменательней эти соприкосновения, тем обильнее их последствия. Нынешнее посещение Государем Императором Москвы, в сопровождении Августейшего Семейства, было особенно знаменательно. Впервые после черного дела 4-го апреля Государь прибыл в свою верную первопрестольную столицу, где так сильно бьется пульс нашей народной и государственной жизни. Минуты народного энтузиазма не проходят без следа. Ими растет сила государства, ими создается и крепнет политическая нация, ими скопляется то сокровище внутреннего могущества, которое вернее всего обеспечивает судьбы страны и торжество ее среди возможных испытаний. Наступит година этих испытаний, и тогда обнаружится, что значат эти минуты и что они оставляют после себя. И поневоле верится, что накануне событий, которые может быть призовут наше отечество к совершению его судеб. Провидение хотело еще раз собрать весь русский народ в торжественном чувстве, которое никогда не обнаруживалось с такой всеобъемлюще глубокой силой, как в это последнее время, после опасности, так коварно подкравшейся к самой дорогой для России жизни. Опасностью Государя как бы искупалось спасение Государства. Удар, грозивший Государю, был занесен над Россией; но враги,, замышлявшие этот удар не могли, конечно, предвидеть, что им суждено послужить к новому великому возбуждению народного духа в России, лучше всего приготавляющему ее к встрече каких бы то ни было испытаний. Что накануне готовящихся событий грозило повергнуть ее в страшный хаос, то Провидением обращено в помощь ей.

Нам пишут из...

вкл. .

Из Самары нам пишут:

5 февраля, в нашем клубе на имя гг. старшин поступило от исправляющего должность губернатора отношение о воспрещении правительством в клубе игре в домино-лото и стуколку. Нельзя было не заметить грустного впечатления произведенного этим известием на тех господ, для которых игра в стуколку в клубе, составляла, так сказать, насущную потребность. Многие.,впрочем, говорили: «слава Богу, что запретили, а то можно было бы совсем протратиться», нашлись и такие, которые не отчаялись: «ничего, говорят,- мы найдем место для стуколки: аннаевские и гордеевские нумера не всегда бывают заняты гг. приезжающими, так нам будет в них место; да там разыграешься еще лучше, потому что штрафа не нужно будет бояться». Один господин, прочитав объявление об этом запрещении, с видимым смущением, заметил: « да как же это, для чего же будет существовать клуб наш? А я только было сегодня приехал отыграться, потому что вчерашний вечер проиграл в стуколку порядочный куш». Многим казалось странным, для чего у нас в клубе запретили игру в домино-лото, потому что у нас и без того весьма мало занимались этим развлечением. Другие замечали на это, что страсть к какой бы то ни было игре не вдруг развивается.

Голос. 1866.18 марта

Дело ишутинцев

вкл. .

Первое после судебной реформы политическое дело – об ишутинцах - сочетало в себе дореформенные и пореформенные черты. С одной стороны, в нем были признаки состязательности (подсудимые лично участвовали в судоговорении, впервые выступала на политическом процессе защита, фигурировали и свидетели). С другой стороны, дело слушалось в исключительной инстанции, судившей ранее декабристов, при закрытых дверях (Петропавловской крепости) и с запрещением печатной огласки.

Троицкий Н. А. Безумство храбрых. М., 1978. С. 71

 

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ

 

Коим предается суду Верховного Уголовного Суда, учрежденного именным высочайшим указом, данным Правительствующему Сенату 29 июня 1866 года, дворянин Саратовской губернии, Сердобского уезда, Дмитрий Владимирович Каракозов, 25 лет.

 4 апреля 1866 года, около 4 часов пополудни, когда государь император по окончании прогулки в Летнем саду, выйдя на набережную р. Невы, приблизился к своему экипажу, неизвестный человек, стоявший в толпе народа, собравшейся у ворот сада, выстрелил в священную особу его императорского величества.

Провидению было угодно сохранить драгоценную для России жизнь возлюбленного монарха.