Нам пишут из...

вкл. .

Из Бузулука (Самарской губернии)

аптекаНа предстоящем очередном земском собрании, как слышно, выступит аптечный вопрос. Да и пора ему выступить. Наши земские аптеки поражают своею грязью и небрежным приготовлением лекарств. Грязь в аптеках везде: и на столах, и в шкафах, и в посуде и даже входит в состав медикаментов. Избавиться от грязи, при всем старании врачей и земства, положительно нельзя, так как для каждой аптеки отводится только одна комнатка, совмещающая в себе, таким образом, все пять обычных отделений аптеки: лабораторию, подвал, чердак, рецептурную и травяную комнаты. Между тем, в этой комнатке зачастую работают по 5-8 фельдшеров, да приходящих за получением лекарств бывает от 20-30 человек, а то и больше. Вследствие такой тесноты и скученности, температура в аптеке нередко достигает такой степени, что многие медикаменты начинают портиться спустя несколько дней после получения их из Петербурга. Заведывание аптеками поручается фельдшерам, имеющим весьма ограниченные сведения из фармацевтических наук. Эти фельдшера-аптекаря приготовляют лекарства особенным способом: не по весу, а просто пятерней. Нам не раз приходилось видеть, как некоторые из земских фельдшериц берут опий, морфий и другие сильнодействующие лекарства без веса, щепоткой. На замечание о такой небрежности, фельдшерица отвечает: «не беспокойтесь, мой глаз вернее ваших весов».

Неделя. 1882. № 14 4 апреля

Из Коломны, Московской губернии

 

Почти в самом центре города существуют такие фабрики, которые по закону не должны бы там находиться, например, открывшаяся год тому назад, фабрика товарищества американской клеенчатой мануфактуры. Вываривая масла и разные красильные составы, употребляемые при выделке клеенки, фабрика эта, при недостатке к тому же вентиляции, распространила очень тяжелый, пригорелый и отзывающийся салом запах, ощущавшийся еще на значительном расстоянии от города. Сама судьба, впрочем, прекратила существование этой фабрики, 10 минувшего октября она сгорела. Вопрос теперь в том – допустит ли врачебная администрация восстановления ее в городе.

Русские ведомости. 1882. № 4. 4 января

Из Старого Оскола (Курской губернии)

 

Смешно, право, складывается жизнь в провинции. Мертвящая скука заставляет общество искать развлечений в семейных вечерах и разных клубных затеях, но и тут всегда являются какие-нибудь преграды, вроде «независящих обстоятельств». Совокупность тяжелых условий, гнетущих провинцию, отражается на обывателях каждодневно. Исправник с своими «мерами» везде преследует вас: и на улице, и в гостях, и дома; но там, где требуется полиция для охранения общественной безопасности, там, где необходима энергическая деятельность полиции по обнаружению грабежей, краж и преследованию виновных, - там полиции или вовсе не бывает, или является она для соблюдения формальности, представляя обнаружение преступников воле Божей. В провинции вообще полиция любит прохаживаться насчет прав и свободы мирнейших жителей. В Старом Осколе, напр., в течение нескольких лет не было семейных вечеров, пока общество не согласилось на предложенные исправником условия, которые заключаются в следующем: семейные вечера и любительские спектакли должны помещаться в здании полицейского управления; распоряжение буфетом возлагается на исправника; доход от буфета и карт поступает в собственность буфетчика, определяемого к этой должности исправником же из самых «благонадежных» людей; на буфетчика, за все получаемые им доходы, возложено только освещение комнат во время семейных вечеров. Благонадежным буфетчиком оказался лакей исправника; несмотря на большие доходы от буфета и карт, он назначил непомерно высокую таксу на все напитки и закуски. Люди беспокойного характера громко заговорили о такой бесцеремонной эксплуатации, а люди более рассудительные порешили подчиниться всем распоряжениям исправника, дабы не возбудить гнева его и не лишиться чрез то семейных вечеров. Впрочем, исправник, как бы в вознаграждение за это принял на себя рассылку билетов и афиш на любительские спектакли и семейные вечера. Почти ежедневно полицейские городовые шныряют из одного дома в другой с пачкой афиш; зато на улицах вы встретите кучу всяких безобразий, драки, буйства и вместе с этим – полнейшее отсутствие полиции. Вообще на старооскольскую полицию слышится постоянный ропот жителей. Недавно при разборе одного дела у мирового судьи 1-го участка по акту полицейского надзирателя Боярченкова, обнаружилось, что г. Боярченков любит кушать дорогую говядину; хотя об этом дали показание более 10 человек, торгующих мясом, но г. Боярченков счел показание за клевету, почему дело поступило на рассмотрение прокурора окружного суда. Ожидают следствия, которым надеются выяснить любопытные эпизоды из деятельности надзирателя.

Неделя. 1882. № 4. 24 января