Нам пишут из...

вкл. .

Из Волковыскаго уезда (Гродненской губ.).

evreisky pogrom kiev2 июня около 8 часов вечера, в местечке Зельве, рабочими Бараново-Белостокской железной дороги учинен еврейский погром, к счастью, незначительный. Поводом к нему послужило следующее. Трое рабочих, изрядно выпившие, расхаживали по местечку с песнями; за ними валила толпа еврейских мальчишек (были и более взрослые), которые смеялись над рабочими и называли их «фоньками». Рабочие тоже смеялись и шутя кидались на эту толпу, которая тогда стремглав разбегалась и затем собиралась снова. Но вдруг кто-то из толпы евреев, без малейшего повода, бросил в рабочих камнем; камень попал одному из рабочих в голову и тот упал замертво, обливаясь кровью. Тогда остальные два рабочие дали знать о происшедшем в артель, из которой явилось до 40 человек с палками в руках; они в отмщение евреям стали бить стекла в еврейских домах. Затем рабочие ворвались в булочную еврея Бубляцкого (где взяли несколько десятков булок) и в питейное заведение еврея Волштейна (где забрали несколько бутылок водки), а затем ушли на место своих работ, в деревню Бородичи. Раненый рабочий отправлен в больницу, где приведен в чувство; рана оказалась не опасной, но появилась значительная опухоль головы. Во время битья стекол все вереи попрятались на чердаках домов и в погребах, а некоторые бежали в рожь, на поле г. Константинова, и значительно попортили рожь. Всех евреев в местечке Зельве не менее 2-х тыс. душ обоего пола. Погром происходил, если можно так выразиться, тихо, без всякого шума и крика; только стекла звенели. На другой день местный исправник совместно с приставом произвели дознании; говорят, евреи заявили претензию об убытке на три тысячи рублей,-сумма, безмерно превышающая убытки от разбитых стекол домах в шестидесяти. Семь человек рабочих и двое крестьян арестованы. Не лишним будет заметить, что зельвинские евреи в большинстве народ задорливый и несносный; в их среде немало просто таки мошенников и воров.

Неделя. 1885. № 24. 16 июня

Мода 1885

вкл. .

Зима

moda 1885Мода нынешнего сезона отличается большой оригинальностью и в то же время может очаровать каждого своими обольстительно красивыми тканями, роскошными цветами, настоящими и поддельными перьями и кружевами, богатым мехом и плюмажем, словом, всеми обворожительными вещицами и пустячками, которые так нравятся нам, женщинам, и от которых мы никак не можем отрешиться при всем сознании, что это все ненужные вещи и обойтись без них совсем не трудно. А мода, между тем, придумывает различные новые ткани и фасоны и предлагает нам на выбор целую массу новинок одну лучше другой. Она положительно хочет посеребрить нас в нынешнем году и примешивает золото и серебро ко всем принадлежностям дамского туалета: шляпы с гарнировкой из золотистой материи, тесьмы и перьев, колосьев, шпилек, бабочек и птичек; бальные наколки из золотистого газа с блестящими эгретками, нарядный тюль , вапер, газ и крэп, затканный золотыми блестками и мушками или серебряными крупными звездами и букетами; широкий галун и разные аграмантовые и синелевые украшения с золотыми позументами; атласные и бархатные ленты с золотой ниткой, словом, на всех этих вещах сияют и блестят одно только золото и серебро, которые придают большой эффект, в особенности при газовом, или еще лучше, электрическом освещении, которое теперь начинает входить в большое употребление и встречается во многих общественных собраниях и театрах.

Легкие бальные ткани с золотыми мушками и звездами для цельных костюмов не употребляются, а идут большей частью для панье, тюников или же на гарнировку нарядных туалетов как для девиц, так и для дам. Бальный туалет замужней женщины можно, конечно, сделать гораздо роскошнее девического наряда и составить его из тяжелой брокаровой материи с золотом, серебром или затканными пестрыми цветами или какой-нибудь из тех воздушных тканей, о которых я только что говорила. Из брокаровой или вообще толстой материи делается лиф и переднее полотнище, тогда как заднее полотнище кроят из атласа, сюра и вообще из материи полегче брокара и гарнируют его блестящим газом; из него же кроится панье, тюник и все остальные мелочи костюма.

Мода// Приложение к «Новому русскому базару». 1885. № 2

Петербургская безработица

вкл. .

Настоящий год останется памятен петербургским рабочим. Застой в торговых делах, в заводской и фабричной деятельности вызвал безработицу. Масса рабочего люда переполнила Никольский рынок, ночлежные дома; многие ночуют на открытом воздухе, не имея чем платить за квартиры. С утра и до вечера в конторы разных промышленных заведений и заводов, а также к частным предпринимателям и хозяевам является толпа рабочих с тревожным вопросом: нет ли какого-нибудь местечка? Ответ им говорят, что работы нет, что все места заняты, что за неимением дела даже нанятых зимой рабочих теперь приходится рассчитывать. И вот рабочий человек, безуспешно потолкавшись несколько недель, отправляется на родину буквально без копейки денег, пешком верст за 500, побираясь Христовым именем. На смену ушедшим являются из дереыень новые рабочие, продают последнее и уходят назад. Вращающемуся среди промышленного люда приходится наблюдать такие сцены. По берегам Невы и ее притоков блуждают партии рабочих: судовщиков, кирпичников, угольщиков, дровяников, песочников, матросов на судах и т. д. Проходишь мимо одной из таких партий. Из толпы мужиков выделяется старик в лаптях с котомкой за плечами, останавливает тебя и говорит: дай, кормилец, Христа рди, несколько копеек на хлеб. Смотришь на его степенное лицо, на костюм, на мозолистые рабочие руки, и убеждаешься. Что пред тобой не городской пролетарий попрошайка, а коренной деревенский мужик-хозяин. Старик рассказывает, что они с товарищами пришли на работу к старому хозяину, у которого они десять лет работали. В этом же году он их не принял: работы, говорит, не предвидится. Потолкались они две недели без работы, проели все, что было, так что и домой не вернуться.

Между рабочими ходит слух, сто г. градоначальник хлопочет о предоставлении рабочим дарового проезда по железным дорогам для возврата на родину. Вo всяком случае, следует пожелать, чтобы петербургская безработица, при посредстве печати, стала известна в провинции; это могло бы удержать народ от напрасных странствий в Петербург.

Неделя. 1885. № 21. 26 мая

Библиографические известия

вкл. .

Осады и штурм крепости Карс в 1877 г. В. Гиппиуса. СПб., 1885

 

Автор этого огромного тома назвал свой труд историческим очерком. Это название не вполне подходит к книге, потому что историк был в то же время и действующим лицом описываемого им события, одного из значительнейших эпизодов последней восточной войны. А что до слова «очерк», примененного к книге в 600 страниц, снабженной к тому же тремя картами и пятью планами, то тут наш брат, штатский сочинитель, разумеющий под очерком критическую статейку в шесть столбцов или беллетристическую вещицу в шестнадцать страниц, уже совсем становится в тупик.

Сочинение В. Гиппиуса, несмотря на его военный характер, читается с большим интересом и обыкновенным читателем. То, что действительно составляет историю, -осады Карса в давнишние наши войны с Турцией, - суховато и мало понятно для невоенных. Но события в последнюю войну (большая часть книги) полны живого интереса. Несмотря на то, что автор не вполне владеет литературной формой, пред читателем встает грандиозная картина того колоссального предприятия, нуждающегося в напряжении сил целых народов, что зовется войной. Некоторая литературная наивность изложения даже усиливает впечатление. Особенно интересно описание штурма крепости. Пред читателем проходят генералы очень важные, генералы менее важные, офицеры храбрые, офицеры нерасторопные, артиллеристы хлопочущие около своих пушек, пехота, лезущая на стены, переговоры с осажденными, приступы отбитые, приступ неудачный, и, наконец, вы видите взятый город и в нем толпы солдат, разъяренных штурмом.

Неделя. 1885. № 41. 13 октября