Нам пишут из...

вкл. .

Из Трубчевска (Орловской губ.)                                                                                                                                                                       im.2013.02.19-16.14.49

Появившаяся на границе Трубчевского и Новгород-Северского уездов сибирская язва, распространяясь по названным уездам, производит значительные опустошения в крестьянских стадах и табунах. Многочисленные мелкие ярмарки Черниговской и Орловской губерний с большим пригоном лошадей и рогатого скота и странствующие прасолы кожелупы, ускользающие от ветеринарного осмотра и полицейского надзора, разносят эпизоотию и парализуют принимаемые против нее меры. Трубчевская земская управа с своей стороны мер против эпизоотии не принимает, а новгород-северская сделала распоряжение – не выпускать из Трубчевского уезда в Новгород-Северский никого ни на лошадях, ни на волах.

Другое летнее бедствие – пожары- продолжаются. 2 июля выгорела дотла большая деревня Десловка; сгорело 80 крестьянских дворов и один крестьянин, пытавшийся выхватить из пламени наиболее ценное свое достояние- телегу. Погорельцы, оставшись без крова и хлеба, отправились по соседним деревням за сбором «на погорелое».

Неделя. 1888. № 29. 17 июля

 

Из Устьсысольска.

 

Несмотря на то, что наш город владеет землею на расстоянии от города в одну сторону 9, а в другую 13 верст и имеет массу заливных лугов, занимая в этом отношении почти первое место между уездными городами губернии, - доходы его очень незначительны. Дело в том, что городские земли отдаются в аренду, которая при правильной отдаче могла бы быть в несколько раз больше. До чего доходит бесцеремонность во владении городскими землями, можно видеть из того, что были случаи, когда городские участки отдавались в приданное за дочерьми.

Благодаря малым доходам города, и благоустройство его стоит на низкой степени. В осенние и зимние ночи полагается всего два фонаря на город и жителям предоставляется полное право натыкаться на заборы и ломать себе ноги на прогнивших тротуарах.

Санитарная часть тоже хромает. Лошади, коровы и свиньи свободно гуляют по городу и местами не дают проходу; мясные ряды в то же время служат и бойнею для телят, и часто можно видеть процедуру свежевания телят, испачканных в экскрементах, тут же, на открытом воздухе. А ночью, когда привезут благословенную сайду, которая десятками тысяч пудов идет в уезд, то мимо базара нельзя пройти, не заткнувши носа. Мясо, рыба и прочая провизия не осматриваются: торгуй где угодно и чем угодно. Не мешало бы обратить на все это внимание.

Неделя. 1888. № 31. 31 июля

 

 

Из Минска

Проезжая случайно губернский город Минск и остановясь в нем на несколько дней, я был поражен многими порядками (т. е. правильнее выразиться, беспорядками) этого города, хотя и не очень большого и важного, но, во всяком случае,- губернского.

Начать с наглости извозчиков, не признающих таксу, хотя таковая существует в городе. Я полагаю, следовало бы таксу вывесить на углях в тех рамках за решетками, в которых вывешиваются здесь объявления. Кстати- насчет объявлений: читаю вдруг, что какой-то г. Ермилов, остановившийся в гостинице Рояль, лечит от пьянства, и вместе с тем дает правдивые и доказательные ответы относительно прошедшего и будущего! Выходит, что в Минске официально разрешается эксплуатация публики гадалками! Ведь объявление пропущено полицейской цензурой! Вообще, по-видимому, полиция в Минске очень слаба: расхаживают в городе и просят подаяние какие-то сербы, - полиция на это не обращает внимание. Приезжий человек поражается массой нищих; но полиция спокойно смотрит на них, хотя в городе есть несколько богаделен. На некоторых улицах снег не отгребают от домов, и пешеходам предоставляется самим прочищать себе тропинки; но полиция не приходит на помощь и не заставляет дворников очищать тротуары. А то вдруг на всех главных улицах стали сбрасывать снег с крыш во всех домах сразу! Вероятно, вышло такое распоряжение, и бедным пешеходам пришлось ходить среди улиц, по глубокому снегу, который даже не сгребается в кучи и не отвозится за город. Воображаю, что будет весной…

Гражданин. 1888. № 41. 10 февраля

 

Нарва

 

Нынешняя зима была так сурова в истекшем январе месяце, что заморозила никогда не замерзающий «Нарвский водопад». Обстоятельство это настолько оказалось неудобным для нарвцев, что на местных фабриках прекратилась работа, вследствие отсутствия воды, замерзшей во всех водоемах. Имея в вид, что дурные последствия от настоящего положения вещей могут отозваться на деле фабричном очень невыгодно для всех 15 000 рабочих, состоящих на щиглиневской и креймгольдской мануфактурах, администрация последних должна была приступить к взрыву динамитом тех ледяных масс, которые уснастили собой все пространство реки на месте водопада.

Гражданин. 1888. № 41. 10 февраля