Театр и музыка

вкл. .

Девятое симфоническое собрание

В экстренном концерте, данном 30-го ноября прошлого года в память А.Г. Рубинштейна, была исполнена оконченная им за два месяца до смерти орекстровая сюита, 8-го апреля с этой сюитой познакомились и абоненты симфонических собраний, встретившие ее, однако, весьма холодно. Действительно, это сочинение вряд ли может рассчитывать на долгую и славную жизнь. Вся масса произведений Рубинштейна, творившего легко и много, представляет смешение замечательного с ничтожным, выдающегося и интересного со слабым и безразличным. Когда вдохновение покидало Рубинштейна, он не останавливался, и технический навык, рутина, вступали в свои права; поэтому-то у него так часто за страницами, полными жизни и настроения, следуют общие места, холодные и деланные, поэтому мощный полет его фантазии нередко завершается тяжким падением. Замечательная личность Рубинштейна еще слишком близка и памятна нам, современникам его, для того, чтобы мы могли спокойно и беспристрастно оценить его творческую деятельность. Но будущие поколения произнесут свой нелицеприятный приговор, и то, действительно великое, чем обогатил музыкальную культуру автор «Маккавеев», Дон Кихота», «Океана», «Персидских песен», займет подобающее ему место в сердцах слушателей. Мы думаем, что сюите Рубинштейна не суждено надолго пережить автора. Бледная по музыкальному содержанию, тускло инструментированная – она сочинена, как бы, по заказу, а не по неудержимому влечению творческого инстинкта. <…> Вторым нумером программы был завтрак и пляска сенных девушек из оп[еры] «Воевода» Чайковского. Опера эта, как известно, была уничтожена Чайковским, воспользовавшегося из нее кое-чем для других сочинений. Антракт и пляска, не представляя по существу ничего выдающегося, интересны тем, что в них уже видны некоторые особенности дарования Чайковского, развившегося впоследствии с такой силой и полнотой. <…> C истинным наслаждением публика прослушала восьмую симфонию Бетховена, - светлую, жизнерадостную, полную юмора. Более 80 лет прошло с тех пор, как она написана, и нет в ней ни одного такта, ни одной мысли, которые могли бы показаться устаревшими, отжившими. Гений Бетховена так же сильно и непосредственно действует на нас, как действовал и на наших дедов.

Новости и Биржевая газета. 1895. 10 апреля.

Юбилей М.И. Сеченова

вкл. .

Sech59O1.В текущем году исполняется 35 лет ученой и преподавательской деятельности известного физиолога профессора М.И. Сеченова. По этому случаю общество русских врачей в Петербурге приветствует маститого юбиляра адресом, составленном в следующих теплых выражениях: «Глубокоуважаемый Иван Михайлович! Если лучшие представители интеллигентной среды славны своими делами, то высшая добродетель общества быть признательным к таким представителям. И поэтому общество русских врачей в С.Петербурге, уже давно с гордостью считающее Вас своим почетным членом, признает тсвоим нравственным долгом приветствовать Вас в настоящий момент, как отца русской экспериментальной физиологической школы, как высокоталантливого учителя и плодотворного популяризатора и как чистый образец ученого, всю жизнь посвятившего исканию истины не только в лаборатории, но и в жизни. Да здравствует же еще и на долгие годы ваша высокая личность в пример и назидание старым и малым».

Новости и Биржевая газета. 1895. 10 апреля.

Нам пишут из...

вкл. .

Из Одессы

Витте - портретЗдешняя таможня вчера отпраздновала столетнюю годовщину своего основания. Произнесено множество речей. Редактор «Одесских новостей», отвечая на тост за процветание печати, указал на симпатичное отношение министра финансов С.Ю. Витте к гласности и деятелям печати, сославшись на ционовскую историю, и выразил пожелание, чтобы и другие ведомства следовали примеру финансового. Тост за здоровье С.Ю. Витте был принят с чрезвычайным сочувствием и министру финансов была послана приветственная телеграмма.

Новости и Биржевая газета. 1895. 14 апреля.



Из Терской области

Шамиль

 В областной музей поступило два наплечных знака из чистого литого серебра, которыми Шамиль жаловал своих сподвижников за храбрость. На этих знаках имеется довольно грубое изображение обнаженной шашки, вокруг которой надпись на арабском языке: «Бросайся в натиск без мысли о будущем», или по другому варианту: «Кто думает о будущем, не может быть храбрым».

Русские ведомости. 1895. 15 ноября.





Соликамского уезда Пермской губернии

В Соликамский уезд земством были командированы два агронома для организации мер борьбы против распространившейся среди местного населения «злая корча», вызываемой употреблением в пищу ржаного хлеба с примесью спорыньи. Из донесений этих лиц видно, что они натолкнулись на совершенно новые препятствия к успешному ведению борьбы, являющийся продуктом невежества пермяков-инородцев: последние решительно не хотят признавать спорынью за причину бедствия; спорынья, по их словам, никому не вредит, а напротив, от нее хлеб делается белее и лучше; болеют, - говорят пермяки, - только от краденного хлеба; кто украл хлеб и поел его, того непременно «скорчит». Как-никак, а первым делом предстоящего с 1-го декабря губернского земского собрания будет немедленное ассигнование средств на скупку у пермяков вредной ржи и замены ее здоровым зерном (в виде ссуды).

Русские ведомости. 1895. 2 декабря. №333.

Из Сарапульского уезда

Среди вотяков сарапульского уезда, существует, - по словам «Волжского вестника», - масса самых странных суеверий. Вот пример одного из них: человека, родившегося «в сорочке» (по-вотяцки «кьислин-татья»), ожидает самая счастливая судьба: будет он и богат, и здоров, и счастлив, и вместе с тем, свободен от воинской повинности. Всеми этими благами он будет пользоваться только до тех пор, пока не утратит этой сорочки – талисман. На такое же точно благополучие может рассчитывать и не родившийся в сорочке, но имевший счастье приобрести ее как-нибудь от других. Призываемые молодые люди – вотяки иногда употребляют все силы, чтобы достать «сорочку».

Осенью прошлого года у крестьянина д. Ягава Ивана Семенова родился сын «в сорочке». Радости родителей не было конца. Перед последним призывом крестьянин той же деревни Емельян Степанов, подлежащий вынутию жребия, выпросил у жены Ивана Семенова, во время отсутствия последнего, родильную рубашку ее сына, обещаясь возвратить ее по отбытии воинской повинности.

Емельяна Степанова, действительно на военную службу не взяли, за негодностью по физическим недостаткам. Он же, напротив, виновником освобождения от службы считает свой талисман, и крепко в этом убежден. Возвратить «сорочку» собственнику он оказался, говоря, что утратил ее.

Горе Ивана Семенова не поддается описанию. На днях он подавал в местный волостной суд прошение, в котором ходатайствует об отобрании «сорочки» от Емельяна Степанова и возвращении по принадлежности. Суд ходатайство отклонил, не зная, как решить подобный казус.

Новости и Биржевая газета. 1895. 10 апреля.