Театральные заметки

вкл. .

346 сентября в Большом театре дебютировала в балете «Лебединое озеро» недавно выпущенная из Московского театрального училища г-жа Карали. Выступая на первый раз перед большой публикой в главной роли большого балета, г-жа Карали естественно должна была чувствовать смущение. Кроме того, школа хотя и дает техническую подготовку, но артистический опыт приобретают только на сцене, и для г-жи Карали весь этот опыт еще в будущем. Несмотря на эти обстоятельства дебютантка произвела очень выгодное впечатление, и, можно надеяться, что из нее выработается хорошая прима-балерина. Особенно хорошо было ею исполнено адажио во втором акте и потом танцы третьего акта. Дебютантка делила свой успех с Волининым, исполнявшим роль принца Зигфрида.

Нам давно уже не приходилось видеть «Лебединого озера», которому теперь именно исполняется тридцатилетие, ибо Чайковский начал его писать 1 августа 1876 г. и окончил в сентябре. Первая постановка состоялась только в феврале 1877 года и балет долгое время держался на московской сцене, пока не истрепались в конец весьма незатейливые первоначальные декорации. Затем балет около 10 лет назад возобновили и довольно старательно по отношению к постановке. Тем не менее можно отметить, что наши декораторы-художники все-таки не отдают себе настоящего отчета в том, что для балета нужно. Балет – еще более условная форма искусства, нежели опера и в нем погоня за будничной правдой жизни, за строгим реализмом решительно неуместны, а между тем это проглядывает в декорационной части балета: слишком много серых тонов во всем, а, например, второй акт, где декорации изображают озеро, окруженное горами, просто веет холодом севера. Самый выцветший колорит зелени леса на берегу озера невольно напоминает окраску болотных зарослей Олонецкой губернии, что жаль даже было смотреть на танцовщиц, которым приходилось в такой суровой стране, среди холодной, не то летней, не то осенней ночи, подвизаться в своих легоньких платьицах. Особенно мало гармонирует такой характер декорации с музыкой, в которой так много тепла и света. Музыка «Лебединого озера», хотя и уступает в достоинствах музыке двух позднейших балетов Чайковского: «Спящей красавице» и «Щелкунчику», но все же на ней лежит печать первостепенного таланта. Музыка эта подверглась изменениям и урезкам с самого начала, но при новой постановке пропусков делается, кажется, еще больше. В некоторых местах даже, как будто, чувствуется отсутствие связности в отдельных частях. Танцы вообще сочинены хорошо, за исключением некоторых отдельных частностей. Так, например, испанский танец третьего акта поставлен в гораздо более быстром темпе, нежели предполагал композитор. То же самое можно сказать и о венгерском танце. У пишущего эти строки остались в памяти темпы, какие брал сам Чайковский, проигрывая этот балет на фортепиано, и они далеко не сходятся с теперешним. Между прочим, и мазурку он тоже предполагал в менее быстром движении и более помпезном характере. Музыкальную сторону исполнения, под управлением Арендса, можно вообще похвалить. Прекрасно сыграл во втором акте скрипичное соло Крейн, которое потом превращается в дуэль с виолончелью. Между прочи, главная тема этого нумера взята Чайковским из дуэта Гульбранда с Ундиной из уничтоженной им своей оперы «Ундина», которую никто не знал, кроме театрального комитета, забракованного ею к постановке в 1871 году.

Московский листок. 1906. № 230. 8 сентября.