Нам пишут из...

вкл. .

Нижне-Илимскевреев выселяют 1914

Впервые здесь ярко и остро поднялся неизменный для российской действительности еврейский вопрос, до сих пор еще неизвестный в здешнем крае. По распоряжению полиции всех евреев обязали подпиской выехать с открытием навигации. Оставлены в покое на своих местах только приписанные к Нижне-Илимску. Особенно остро касается этот вопрос евреев политических ссыльных, которые обычно здесь устраиваются, находя занятие, и живут без той острой нужды, которая вообще вечно преследует ссыльных. Но с открытием навигации, т. е. в мае, все должны будут оставить занятия, дающие средства к жизни, и отправиться в черту оседлости. Для евреев, как и для ссылки, эта черта оседлости, сведенная административной практикой до крайнего минимума, как отнятие заработка и средства существования является самым больным вопросом.

Высылка производится по распоряжению генерал-губернатора. И так как здесь приняты в расчет специальные условия местности, как отсутствие приличного или сносного сообщения, то вопрос о выселении евреев является общим для всех мест, - и в данном случае для целого уезда.

Местные жители в шутку говорят, что Нижне-Илимск в скором времени будет, значит, большим и настоящим городом.

Сибирская жизнь. 1914. 29 марта. № 67.

 

Дело Охтенской богородицы

вкл. .

к судебному делу охтенск 1914Сегодня в Петербургском окружном суде начался слушанием исключительный по своему характеру процесс «охтенской богородицы», крестьянки Дарьи Смирновой и двух ее сподвижников, ее сына Петра Смирнова, именовавшего себя «Царем Соломоном», и крестьянина Дениса Шеметова, который фигурировал в качестве Иосифа древодела и апостола Петра.

Всем трем предъявлено обвинение в совращении целого ряда лиц путем обмана и обольщения в суеверное учение хлыстовского толка, в вымогательстве путем угроз и обмана, приношений от последователей их лжеучения и в поношении святых таинств, икон и православной церкви.

Возникло дело по жалобе законного мужа главной подсудимой Абрама Смрнова 8 лет назад.

В конце 90-х годов Абрам Смирнов служил дворником в одном из домов на Колокольной улице. Приблизительно в то время жена его вступила в существовавшую тогда в Петербурге тайную секту хлыстов, руководителем которой был некий Петр Обухов.

Когда «пророк» Обухов запьянствовал, Смирнова, заявив для начала, что «пьяницы царствия Божия не наследуют», решила продолжать дело Обухова и стала переманивать к себе последователей.

Библиографические заметки

вкл. .

"Песнь о вещем Олеге".

Наш книжный рынок заполнился и заполняется дешевкой с рассказами и семи повешенных, Мальвах, Макарах Чудрах, Челкашах и т. д. и т. п., без конца. Кричать хочется от этой дешевки, бежать песнь о вещем олеге 1914хочется от всех этих омерзительных Мальв и Челкашей, закрыть глаза, разучиться читать, чтобы не видеть и не знать этих образчиков торжествующей пошлости и разнузданности раньше такого скромного и такого прекрасного русского творчества. Человек, не утративший вкуса, только на образчиках нашей классической литературы может отдохнуть от вольностей современной прозы, от разных «громокипящих кубков» и «океанийских рифм» поэзии.

Поэтому нельзя не отметить почина товарищества А. А. Левенсон, которое приступило к изданию дешевых выпусков превосходных образчиков именно нашей классической литературы, не считаясь с тем, что вкус современной публики уже испорчен и что публику нужно отучать от Мальвы и приучать к нашим полузабытым шедеврам.

Первым выпуском нового издания товарищества идет знаменитая Пушкинская «Песнь о вещем Олеге».

Издана она в формате большого альбома, превосходящего размерами все выходящие в России иллюстрированные журналы.