Цензурная реформа

вкл. .

 

Эти первые указы вносили совершенно новый, небывалый элемент мягкой терпимости, справедливости, открытого признания недостатков правления и желания исправить их; это был целый ряд освободительных мер разного рода; почти каждый указ уничтожал какую-нибудь несправедливость, насилие, стеснение, произвол. Нигде, понятным образом, не называлось имя Павла, но в указах, между прочим, очевидна поспешность исправить вред, нанесенный его мерами.

Пыпин А.Н. Общественное движение в России при Александре I. СПб, 1885. С.61-62.

 

 

 

«Дней Александровых прекрасное начало» было многообещающим. Решив управлять «по закону и сердцу Августейшей Бабки», он отменил запрещение ввозить иностранные книги, велел «распечатать» вольные типографии. В 1804 году был принят относительно либеральный «Устав о цензуре», обещана «разумная свобода книгопечатания». Вместо полуграмотных «урядников благочиния» цензуровать книги должны были профессора университетов. Параграф 21-й нового цензурного устава предписывал цензорам «руководствоваться благоразумным снисхождением, удаляясь от пристрастного толкования», и даже, в том случае, если «место в сочинении подвержено двоякому смыслу (…) истолковывать оное выгоднейшим для сочинителя образом». На практике, впрочем, зачастую всё обстояло иначе. Благодаря своей учёности, цензоры как раз и доискивались «второго смысла», то есть подтекста. А уже в 1811 году над ними была поставлена сверхцензура Министерства полиции. 

 

Блюм А. В. От неолита до Главлита: Достопамятные и занимательные эпизоы, события и анекдоты из истории российской цензуры от Петра Великого до наших дней. Собраны по литературным и архивным источникам. М., 2009