Реализация судебной реформы

вкл. .

Об изменении и дополнении статей Свода Законов, касающихся судопроизводства и делопроизводства в нынешних судебных местах. 11 октября 1865

  1. I.По уголовному судопроизводству.
  1. Уездные Суды и равные им судебные места рассматривают по существу и решают только те из уголовных дел, подлежавших, до издания настоящих правил (11 октября 1865 года) их разбирательству, по которым ни один из подсудимых не обвиняется в преступлении, влекущим за собою наказание, соединенное с лишением всех прав состояния, или с потерею всех, либо некоторых особенных лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ.
  2. Дела о преступлениях и проступках, за которые кто-либо из подсудимых, по действующим законам, может подлежать оному из означенных в предыдущей статье наказаний, ведаются Уголовными Палатами и поступают в оные непосредственно от Судебных следователей.
  1. Дознания о происшествиях передаются из Управ Благочиния Приставам Следственных Дел и из Полицейских управлений только в тех случаях, когда Управа или управление усмотрят в происшествии признаки преступления или проступка, или когда с постановлением о зачислении дела конченным несогласно лицо Прокурорского надзора.

ПСЗРИ. № 42548. 11 октября 1865

 

Высочайше утвержденное Положение о введении в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 года. 19 октября 1865

  1. На основании Положения о введении в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 года, Уставы сии, в полном их объеме, ввести в течение 1866 года в округах Санкт-Петербургской и Московской Судебных Палат, а в течение четырех лет, начиная с 1866 года – во всех губерниях, управляемых по общему губернскому учреждению и в Бессарабской области.
  2. Округ С.-Петербургской Судебной Палаты составит, на первое время, из губерний: С.-Петербургской, Новгородской и Псковской.
  3. Округ Московской Судебной Палаты составить, также на первое время, из губерний: Московской, Владимирской, Калужской, Рязанской, Тверской, Тульской и Ярославской
  4. В сих десяти губерниях учредить Окружные Суды по утвержденному Нами о сем расписанию…

ПСЗРИ. № 42587. 19 октября 1865.

О введении мировых судебных установлений в губерниях: Вятской, Казанской, Костромской, Олонецкой, Пензенской, Самарской, Саратовской, Симбирской, Смоленской, Тамбовской и Черниговской.

1. Мировые судебные установления открываются в этих местностях на точном основании Судебных Уставов 20 ноября 1864года и Положения 19 октября 1863 года о введение сих Уставов в действие.

3. С открытием мировых установлений губернии, суды первой степени в оной упраздняются, а Палаты Гражданского и Уголовного Суда губернии соединяются в одну Палату Уголовного и Гражданского Суда, в коей и начинаются непосредственно все дела, изъятые из ведомства Мировых Судей. Дела эти производятся в Палатах по правилам, установленным в утвержденном Нами мнении Государственного Совета 11 октября 1865 года и в изданных в дополнение к нему узаконениях.

4. Для исполнения тех в отношении мировых судебных установлений обязанностей, которые по Судебным Уставам возложены на Товарищей Прокурора Окружного Суда, учреждаются временно Товарищи Губернского Прокурора, в ведении сего последнего. Они исполняют, по его распределению, и все остающиеся в силе обязанности Губернских и Уездных Стряпчих, должности коих упраздняются…

ПСЗРИ. № 46062. 30 июня 1868.

Высочайше утвержденные временные Правила о введении мировых судебных установлений в земле войска Донского впредь до введения земских учреждений.

Временные Правила.

  1. I.О мировых и других судебных установлениях

1. Мировые судебные установления открываются в земле Войска Донского на точном основании Судебных Уставов 20 ноября 1864 года и Положения 19 октября 1865 года, с применением, впредь до введения земских учреждений, нижеследующих временных правил.

2. Время введения в действие мировых судебных установлений в земле войска Донского определяются Министром Юстиции по соглашению с Военным Министром

4. Все права и обязанности Уездных Земских Собраний, в отношении выбора Мировых Судей, а также определения числа и границ мировых участков и образования мировых округов возлагаются в земле войска Донского на временные Окружные Избирательные Собрания

16. Все расходы на содержание мировых судебных установлений и мест заключения для подвергаемых аресту по приговорам Мировых Судей относятся на суммы общего земского собора по войску Донскому…

ПСЗРИ. № 48370. 16 мая 1870.

О введении в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 года в губерниях Пермской и Вологодской. 12 декабря 1872

1. В течение первой половины 1873 года приступить к введению мировых судебных установлений в губернии Пермской и в уездах Вологодском, Кадниковском, Вельском и Тотемском, Вологодской губернии, на точном основании правил, излоенных в Высочайшем именном указе, данном Правительствующему Сенату 30 июня 1868 года (46061), о введении мировых установлений в 11-ти губерниях, так и Высочайше утвержденном, 10 марта 1869 года (46840) мнении Государственного Совета…

ПСРИ. № 51635. 12 декабря. 1872 г.

О порядке производства дел прежних судебных установлений как в местностях, где вводятся Судебные Уставы в полном объеме, так и в тех, где вводятся мировые судебные установления отдельно от общих. 10 марта 1869

А. В местностях, где вводятся Судебные Уставы в полном объеме.

1. В тех местностях, где будут вводимы в действие Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, судебные места прежнего устройства первой и второй степени закрываются. Неоконченные в оных дела прекращаются, или же получают дальнейшее движение, на основании Положения 19 Октября 1865 года и нижеследующих, дополнительных к нему Правил.

а) Уголовные дела

2. Дела, начинаемые не иначе как по жалобам и прекращаемые примирением, если по ним ни примирения, ни решения судебного места не состоялось, а равно и следствия, доследования и дознания по подобным жалобам, прекращаются: но истцы сохраняют право возобновить эти дела в новых судебных установлениях, причем время, протекшее со дня предъявления в судебном месте прежнего устройства пока до объявления им о прекращении дела, не полагается в исчислении давности. Но если остающийся на сем основании срок будет менее трех месяцев, то истцу предоставляется возобновить дело в трехмесячный срок. При прекращении означенных дел соблюдается и правило, изложенное в 71 ст. Положения 19 Октября 1865 года

3. Заявления о возобновлении дел, означенных в статье 2, подаются Мировым Судьям (Уст. Угол. Судопроизв (41476) ст. 35)

9. При судебном следствии допускается прочтение прежних показаний, данных неявившимися свидетелями, без ограничения сего случаями, указанными в статье 626 Устава Уголовного Судопроизводства.

б)Гражданские дела.

21. Дела, по коим ответчик еще не представил объяснения против искового прошения, или не явился в Суд в срок, назначенный на основании статьи 82 Правил 11 октября 1865 года (Т. Х, часть II, прил. к ст 14, примеч. 2, п. 29, по Прод. 1868 г.), и все вообще дела об обидах и оскорблениях, по коим не состоялось решения, прекращаются, о чем участвующим в деле лицам объявляется через полицию.

23. Принятые Судом меры обеспечения иска и распоряжения о заведывании спорным имением остаются в силе в течение двух месяцев со времени объявления истцу о прекращении дела…

ПСЗРИ. № 46840. 10 марта 1869

Правила об устройстве мировых судебных установлений в губерниях Оренбургской и Астраханской.

  1. 1.Мировые судебные установления открываются в этих губерниях на точном основании Судебных Уставов 20 ноября 1864 года (41473) и Положения 19 октября 1865 года (42587), о введении сих Уставов в действие, с применением также, в губерниях Оренбургской и Астраханской, впредь до введение в оных земских учреждений, утвержденных Нами, вместе с сим временных для указанных двух губерний Правил.
  2. 2.Время введения в действие мировых судебных установлений в каждой губернии определяется Министром Юстиции, по соглашению с Министрами Внутренних дел и Финансов

Временные Правила.

  1. 1.Мировые Суды в губерниях Оренбургской и Астраханской назначаются от Правительства из числа лиц, соответствующих требованиям, указанным в пунктах 1 и 2 статьи 19 и в статьях 21 и 22 Учрежд. Суд устан., с соблюдением нижеследующих правил
  2. 2.В замене указанных Положением 19 октября 1865 года (ст. 14) Уездных Комиссий для составления списков лиц, могущих занять должность Мирового Судьи, а равно предположений о разделе уездов на мировые участки и о соединении двух или более смежных уездов в один мировой округ, в губерниях Оренбургской и Астраханской образуются временные Губернские Комитеты, состоящие под председательством Губернатора, из Предводителей дворянства губернского и уездного того уезда, к которому принадлежит губернский город, Городского Головы сего города, Губернского Прокурора, Председателя местной Палаты Уголовного и Гражданского Суда, Непременных Членов Присутствий по крестьянским делам подлежащих уездов и, кроме того, в Астраханской губернии, Наказного Атамана Астраханского казачьего войска, а в Оренбургской –Старшего Члена Хозяйственного Правления Оренбургского казачьего войска.

ПСЗРИ.№ 58457. 2 мая. 1878 г.

О введении в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 года в Царстве Польском

Положение.

  1. Высочайше утвержденные, 20 ноября 1864 года, Судебные Уставы распространяются на Варшавский Судебный округ, с дополнениями и изменениями, в нижеследующих статьях указанными.
  1. I.По учреждению судебных установлений.
  2. 1.Власть судебная принадлежит:

Гминным Судам и Мировым Судьям;

Мировым Съездам;

Окружным Судам;

Судебной Палате, и

Правительствующему Сенату, в качестве Верховного Кассационного Суда

  1. 1.О Гминныых Судах, Мировых Судьях и Мировых Съездах

3.Гминный Суд учреждается на одну или несколько гмин и состоит из Гминного Судьи и лавников

5.Мировые Судьи учреждаются в городах. Несколько уездов с находящимися в них городами и сельскими гминами составляют мировой округ.

6. В мировом округе, кроме городских участковых Мировых Судей, состоят в определенном штатом числе, добавочные Мировые Судьи. Должности же Почетного Мирового Судьи не учреждается.

ПСЗРИ. № 54401. Т. 50. Ч. 1. 19 февраля 1875.

А. В. НИКИТЕНКО

Читал обнародованные на днях законы о судах. Вот великолепный монумент нашего времени! Дело это станет рядом с освобождением крестьян. Между тем, о нем, за исключением небольшого круга, непосредственно соприкасающегося с этим делом, очень мало говорят и думают в обществе. Какая-нибудь журнальная сплетня производит больше впечатления, чем это безсмертное дело. Я пробовал заговорить об этом, хоть с некоторыми товарищами по академии, но нашел мало сочувствия.

Никитенко А. В. Моя повесть о самом себе и о том,

чему свидетелем в жизни был». Т. 2. СПб., 1905. С. 207

М. ГРОМНИЦКИЙ

Что судебная реформа должна произойти скоро – в это верили, но как понимать это загадочное «скоро»? –через год, через два, а может быть и через пять и даже десять лет. Кто знает,- слышались голоса,- может быть и вовсе дело не выгорит, отложат до более удобного времени!

И вот в одно из утренних заседаний съезда произошло необыкновенное и совсем никем не ожидаемое событие: получено было официальное известие об обнародовании Судебных Уставов 20 ноября 1864 г., а вслед затем мы увидали и самые Уставы. Возможно ли передать ту радость, тот восторг, который овладел всеми присутствующими! Хотелось говорить, кричать по поводу этого события, а между тем нужно было смирно сидеть и слушать доклады и споры. Едва досидели до перерыва. Зато уж тут дана была полная воля неудержимой болтовне и излиянию восторгов по поводу полученной новости! «С января, может быть, станут вводить новый суд?» - слышались смелые голоса. «Едва ли так скоро»,-робко отвечают другие.

Громницкий М. Из прошлого // Русская мысль. 1899. № 2. С. 62

Князь  В.П. МЕЩЕРСКИЙ

20 ноября 1864 г. вышел знаменитый рескрипт на имя министра юстиции, сопровождавший опубликование новых судебных уставов.

Как все в то время реформенные законодательные работы, и эта разработка совсем новых судебных учреждений шла необыкновенно скоро… Каких-нибудь три года прошло с той поры, когда С. И. Зарудный, вернувшись из своей поездки туриста по Сардинии и отчасти Франции, привез с собою свои восторги от судебных сардинских уставов, и из перевода их на русский язык сделан был наскоро тот первоначальный проект, который соблазнил некоторых тогдашних юпитеров судебного мира и послужил основанием к грандиозному проекту судебных уставов 20 ноября 1864 г.

Если не ошибаюсь, главная редакционная комиссия, назначенная для их окончательного составления, под председательством Буткова, окончила свои занятия в один год, и в ней, впервые, как государственного деятеля и авторитета юриста, стало произноситься имя К. Победоносцева, как члена главной комиссии.

…К этой третьей реформе, как и ко второй, земской, -Петербург было довольно равнодушен…

Не равнодушен лишь был наш правоведский мир.

В нем загорелись лучезарные карьерные надежды, надежды без конца… Но грешно было бы в это время называть эти разгоравшиеся надежды – мечтами карьеристов… Как было бы неверно сказать и то, что в наших правоведческих кружках думали тогда о политической роли новых судебных учреждений… Политику в судебные учреждения суда, по нашим тогдашним впечатлениям, не правоведы внесли в эту область государственной жизни… Но в правоведских кружках, по крайней мере, наших, разгорались очень хорошего качества надежды-надежды на свободную и благородную деятельность.

Загорался святой огонь для будущей судебной службы, разговоры и мечты вращались около святой идеи – честности и добра, посвящаемых служению ближнего…

Всего добродушнее и невиннее относился в то время к судебной реформе тогдашний почтенный и симпатично прямодушный министр Юстиции Д. Н. Замятин. Более, чем для кого-либо, для него совсем была незнакома политическая подкладка судебных уставов и вообще что-то похожее на тенденцию…

В эпизоде с одним из сенаторов он это обнаружил весьма красноречиво. В числе оппозиционных ораторов петербургского земства проивел сенсацию своею либеральной речью один из сенаторов… Содержание этой речи дошло до Государя, который немедленно велел этого сенатора уволить. Министр Юстиции Замятин, которому Государь передал это приказание, сказал: слушаюсь- и, вернувшись домой, приказал своему директору департамента составить доклад об увольнении, по воле Государя, сенатора такого-то от должности…

На это ему ответил сам директор, что исполнить такое приказание затруднительно.

Как!- с изумлением возразил министр юстиции,- да это воля Государя.

Директор департамента, с судебным уставом 20 ноября 1864 года в руках, почтительно объявляет министру, что административным порядком члены судебного ведомства увольняемы от должности быть не могут.

-Да они же назначаются Высочайшим приказом, значит, могут быть и увольняемы? – робко заметил министр юстиции.

С этим печальным для себя известием Замятин явился к следующему докладу к Государю.

А так как кривить языком и душой Замятин не умел, то он прямо доложил Государю, что Он не имеет права увольнять сенатора.

-Как! –будто бы сказал Государь.- Я не имею права увольнять сенатора?...

-Как, и я такую нелепость подписал? – сказал Государь.

Замятин ничего не ответил.

Мещерский. Воспоминания. М.. 2001. С. 208-209

П. А. ВАЛУЕВ

Сегодня же подписан указ о судебной реформе. Государь сказал мне, что он выбрал для сего нынешнюю годовщину для подписания рескриптов по крестьянскому делу в 1857 году. Я заметил, что между двумя подписями 7 лет, кабалистическое число. Государь упомянул даже о том, что оба указа подписаны на одном и том же столе.

Дневник П. А. Валуева. М., 1961. Т. 1 С. 303.

Н. А. НАЙДЕНОВ

Большой интерес в среде общества был возбужден точно также преобразованием судебной части. С появлением первых сведений об утверждении основных положений предположенного преобразования, появившихся в «Московских ведомостях» лаконической форме словами «гласный суд, мировые судьи, суд присяжных», напечатанный заглавным шрифтом (те учреждения, которые впоследствии стали предметом всевозможного измывательства со стороны тех же «Москвовских ведомостей»), вызывали массу разговоров о предстоящем введении порядка, дотоле небывалого, существующего в иностранных государствах. Между тем еще до введения новых судебных уставов в действие было допущено, как бы в виде подготовки. Гласное рассмотрение уголовных дел, хотя такое рассмотрение совершенно отличалось от нынешнего и допускалась лишь защита при посредстве адвокатов, самые же решения не объявлялись, тем не менее открытые на этом основании в Московской уголовной палате заседания привлекали массу посторонних слушателей.

Найденов Н. А. Воспоминания о виденном, слышанном и испытанном. М., 2007. С. 160

А. В. НИКИТЕНКО

31 марта 1867 г. Пятница. В высшей администрации невыразимо гневаются на суд за оправдания Протопопова, а «Весть» прямо обвиняет его в революционных стремлениях……Ну что-же, разве мы не серьезно относимся к законам, к правам? Это только игра в законы и в право. Хотели судов не для того, чтобы они решали дела по закону, а для того чтобы они решали их по прежнему, т. е. как прикажут губернаторы, министры, администрация. О, пучина всяческих лжей!

Никитенко А. В. Записки и дневник. СПб., 1893. Т. 2. С. 330

Прежний судья даже при бескорыстности и честности, должен был, строго следуя букве закона, по данной табличке определять меру наказания, часто наказывая невинных и оставляя, по недостаточности улик, « в сильном подозрении», то есть без наказания, явных преступников. Нынешний судья не простой подбиратель подходящих законов, а орган общественной совести. Закон служит ему не для обвинения или оправдания, а для постановления приговора по делам, решенным общественной совестью. При таких условиях, злоупотребления и произвол почти немыслимы; возможны лишь простые ошибки, от которых не избавлен никто из смертных, кроме одного римского папы.

Голос. 1870. 29 ноября

М. Н. КАТКОВ

Медленность предварительного уголовного производства часто совершенно парализует благотворное действие судебной реформы. Суд судит людей, уже понесших без суда наказание, коего мера зависит или от случая, или от произвола. Закон делает тонкие различия между оттенками преступлений и обязывает суды делать еще более тонкие различия, выбирая меру наказаний применительно к свойству каждого данного случая. Но эту цивилизованную заботливость о днях и неделях заключения странно видеть наряду с предварительным заключением, которое зависит от случая или произвола и продолжается месяцы и годы. Производство затягивается в обеих частях своего пути, и во время следствия, и во время составления и рассмотрения обвинительного акта. Обе эти части нуждаются в существенных улучшениях.

Московские ведомости. 1868. 23 октября

А. Ф. КОНИ

Наши Судебные Уставы придали руководящему напутствию особое значение и отвели ему видное место в производстве уголовного дела с присяжными заседателями. Последние зачерпываются как бы ковшем из всех слоев населения – и будучи безконтрольными, безответственными и не обязанными объяснять свое решение судьями, по большей части не имеют юридического развития и привычки систематически комбинировать представляемые им – в двух совершенно противоположных окрасках – данные. Необходим руководитель, лично не заинтересованный ни морально, ни материально в том или другом исходе дела и могущий спокойно и безпристрастно, не рисуясь и не гоняясь за эффективностью изложения, напомнить присяжным существенные обстоятельства, подходящие под признак того или другого преступления или идущие с ним в разрез. Вместе с тем такой руководитель должен устранять неверное освещение этих обстоятельств обвинителем и защитником, восстановив правильную и столь часто им нарушаемую «уголовную перспективу».

Из заметок и воспоминаний судебного деятеля // Русская старина. 1909. Кн. 1. С. 18


Д. ЗАМЯТИН

С первого же приступа мировых судей к новому делу, простота мирового разбирательства, допущенная при отправлении онаго, полная гласность и отсутствие обременительных формальностей вызвали всеобщее к мировому институту доверие. В особенности простой народ, найдя в мировом суде суд скорый и справедливый для мелких обыденных своих интересов, не перестает благословлять Верховного Законодателя за дарование России суда, столь близкого народу и вполне соответствующего его потребностям. Доверие к мировым судьям доказывается в особенности тем, что со времени открытия действий мировых судебных установлений возбуждено громадное число таких гражданских исков, которые или по своей малоценности, или по неимению у истцов формальных доказательств, в прежних судах не возникали.

Цит. по: Лихачев В. К тридцатилетию мировых судебных установлений //

Журнал министерства Юстиции. 1895. кн. 12. С. 10


Судебная реформа доказала, что наше общество не так безлюдно, как на то ссылаются часто, желая доказать, что у нас реформы преждевременны. Реформа сделана чуть не вчера, a далеко не вчера родились люди, взявшие на себя с самоотвержением и охотою тяжкие обязанности судей. Не служит ли это доказательством, что так называемое безлюдье бывает часто не что иное, как отсутствие возможности для людей честного характера, прямого ума обнаружить свою деятельность! Нам нередко говорят: «вы будьте прежде сыты, a затем мы дадим вам есть», между тем не замечают того, что можно жить в известных условиях, которые не дозволяют человеку обнаружить своих достоинств.

Вестник Европы. 1866. № 4

И. С. АКСАКОВ

Преобразование судебного устройства в России есть неотразимое последствие недавнего освобождения крестьян от помещичьей зависимости.

Цит по: Судебная реформа. М., 1915. Т. 1. С. 303

 

Проводя идею равноправности, суды затронули интересы лиц, привыкших волю свою ставить за основание права. Чиновники и представители разных ведомств долго не могли освоиться с ролью, которая дана им законом на суде, ролью стороны и ничего более. По уголовным делам вызовы различных должностных лиц, присяга и допросы их на суде считались ими вначале равносильными с оскорблением, служебного достоинства… Голоса осуждения Судебных уставов 1864 г. чаще всего принадлежат людям, которые при прежних порядках, по состоянию своему или другим влияниям, при страсти к процессам, при наклонности к самоуправству и безответственности, находили возможность направлять весы правосудия по своим личным целям

Свод замечаний о деятельности новых судебных

установлений по применению Уставов

20 ноября 1864 (за 1866-1867). С. 4, 8

Д. АНЦИФЕРОВ

Как в рабовладении весь труд, вся борьба выпадала на долю раба, а не господина, на долю которого выпадали одни результаты, так и в сфере дореформенных порядков судебных, вся работа расследования и изыскания судебной истины падали на долю суда и правительственных органов, на долю же заинтересованного –готовый приговор по расследованному ex officio делу. До реформы 1860-х годов, удаленный от общественных интересов и дел, неграмотный, он сразу понял, какое большое благо он приобрел в новом суде, который получил для него значение средства реализвоать свои права и свободу.

Наблюдение над уголовною практикой нашей мировой юстиции //

Юридический вестник. 1883. № 1. С. 127-128

А. А. ГОЛОВАЧЕВ

Несмотря на семь лет, истекших со времени издания судебных уставов, они введены далеко еще не во всей европейской России, то и в этом нельзя не видеть тех затруднений, которые встречает на своем пути новая реформа, потому что первоначальное предположение было ввести ее в четыре года. Препятствиями к исполнению этого предположения выставляют обыкновенно финансовые затруднения государственного казначейства и недостаток людей для замещения всех судебных должностей.

Ошибка составителей судебных уставов, как нам кажется, заключается в том, что они не приняли в соображение громадные пространства России и массу потребных чинов судебного ведомства, недостаточно взвесили ту трудность для министра юстиции не только первоначального выбора, но и правильной оценки кандидатов для замещения вакансий впоследствии, и отдали предпочтение системе определения от правительства перед выборной системой. Они не приняли в соображение, что оставлять за административной властью право выборов кандидатов на все судебные должности, значит передать в ея руки и право повышения судей, а при этом условии несменяемость есть только полумера и ведет к самостоятельности и независимости только тех лиц, которые занимают высшие судебные должности.

Великое начало самостоятельности и независимости суда, которого желали достигнуть составители судебных уставов, может быть, строго говоря, осуществлено только при выборной системе; установленный же порядок не достигает этой цели и не обеспечивает общество против ошибочности назначения. Он не приводит к действительной самостоятельности суда, потому что карьера судей зависит от административной власти и не устраняет ошибочности выбора по значительности числа лиц. подлежащих оценке со стороны министра юстиции, вследствие чего система рекомендаций и протекций, осужденная самой комиссией, остается в большой силе.

Головачев А. А. Десять лет реформы. СПб, 1872. С. 294, 349

 В. Назарьев

Большинство судей ведут свое дело как нельзя более добросовестно, хотя в действиях их и замечается отсутствие научной подготовки и единства; так, например, один во что бы то ни стало тянет к миролюбивым соглашениям; другой как бы наперекор своим весьма слабым юридическим познаниям хочет стоять на почве строгой законности и формализма; третий возлагает излишнее упование на усиленные указания и крупные штрафы; четвертый, придерживаясь мудрого изречения Екатерины Великой, оказывается крайне мягкосердечным; пятый тенденциозным: он спит и видит скорейшее искоренение существующего зла и постоянно ломает себе голову над тем, где именно скрывается его корень.

Современная глушь // Вестник Европы. 1872. кН. 3. март. С. 180

Д. А. САРАНЧОВ

При составлении проектов гражданского и уголовного судопроизводства, почти все иностранные кодексы были под руками членов комиссии, но не для подражания, а в видах разъяснения общих вопросов с теоретической точки зрения, и возникавшие о введении той или другой статьи иностранных кодексов предложения обсуждались подробно и по большей части отвергались.

Следуя в порядке времени за великим законодательным актом 19 февраля 1861 года, даровавшим свободу и гражданские права миллионам крепостных крестьян, судебные уставы создали прочные обеспечения вообще для человеческой личности.

Саранчов Д. А. Судебные уставы и новые суды // Русская старина 1880. кн. 2. С. 400

Д. Н. ТОЛСТОЙ

Тотчас по составлении комиссии для занятий по судебной реформе, я обратил внимание Валуева на то направление, каким отличались призванные к тому законодатели. Не входя здесь в рассмотрение ошибочности самих начал, принятых в основание реформы, я обратил внимание министра на то, что это дело задумано в ту печальную эпоху, когда правительство путем постоянной снисходительности начинало лишаться авторитета и когда неблагонамеренные люди не только было основали подпольную прессу, но отваживались даже на уличные демонстрации; что влияние эпохи должно непременно отразиться на предстоящую реформу, как на результат того времени; что члены комиссии все проникнуты недоброжелательством к административной власти и под видом свободы суда стремятся связать ей руки; что назначение главных областных судей с огромным жалованием, с иерархическими преимуществами, равняющимися сенаторским, и с влиянием на пять губерний, совершенно уничтожает значение губернатора, особенно той губернии, где будет иметь пребывание такой судья… Все это я считаю долгом высказывать министру, не смотря на то, что ясно видел, что он ничего моего уже не принимал в уважение.

Из записок графа Дмитрия Николаевича Толстого // Русский архив. 1885. № 5. С. 65

А. КИСТЯКОВСКИЙ

Между тем судебные уставы, открыв для практиков широкую карьеру в новых судебных местах, установили почву для некоторых ненормальных явлений. Опираясь на закон, некоторые стали серьезно думать, что практики должны быть определяемы в новые судебные места не вследствие недостатка юридически образованных юристов, а потому что практики могут быть вообще пригодны для новой судебной карьеры. Притом же слова: судебная практика толкуют слишком странно, так например причисляют к судебной практике полицейскую службу, считают непредосудительным, чтобы даже лицо, до последнего времени никогда не служившее по судебному ведомству, могло теперь же поступить в старые судьи и посредством такой практики приготовиться к занятию важных должностей в новых судебных учреждениях. Не считают неуместным видеть на должности прокурора или председателя окружного суда лицо, или проходившее военную карьеру или хотя и служившее по судебному ведомству, но не имеющее даже прочного общего образования.

Кистяковский А. О значении судебной реформы

в деле улучшения правосудия. Киев, 1870. С. 21

А. М. УНКОВСКИЙ

Основные положения преобразования судебной части представляют такой громадный шаг по пути нашего общественного развития, что одна эта реформа сама по себе могла бы прославить нынешнее царствование и заслужить ему вечную благодарность всех грядущих поколений.

Цит по: Джаншиев Г. А. Эпоха великих реформ. М, 2008. Т. 2. С. 7

Г. А. ДЖАНШИЕВ

Одно из драгоценнейших преимуществ нового суда –это внесенный им впервые принцип действительного равенства перед законом. И за это его свойство, благодаря которому барин и мужик поставлены на одну доску, он стал особенно ненавистен в известных кругах. Старый суд был свободен от такого «возмутительного» недостатка. Барину, человеку со средствами, со связями, - словом, привилегированному преступнику нечего было бояться суда. С. 16

Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы. 1891

М. ГРОМНИЦКИЙ

На первой выездной сессии в Богородске председательствовавший, в виду сознания обвиняемого, не произведя судебного следствия, не выслушавши прений сторон и не произнеся своего резюме, быстро вручил вопросный лист старшине присяжных заседателей, прося их удалиться в совещательную комнату.

Цит. по: Гессен. И. Судебная реформа. С. 131

Ф. Н. ПЛЕВАКО

В первые годы своего существования Судебные Уставы применялись на практике со всеми правилами и обрядами. Так например, при сокращенном производстве практиковалось произнесение председательствующим «резюме». Иногда эти резюме были целыми лекциями, которые пополняли наше юридическое образование. Что касается уголовного правосудия, то оно в 66 году только началось. Первые заседания уголовного Суда с присяжными заседателями были в сентябре или октябре 1866 года.

Этот год был торжественным для нового суда. Общее внимание привлекли в это время некоторые процессы, напр.. процесс Загорянского, слушавшийся без присяжных заседателей. Публика торжествовала, видя, что новый суд не делает различия между генералом и простым смертным, когда они предстанут пред лицом правосудия.

Плевако Ф. Н. Воспоминания.//Судебная летопись. 1909 № 8. С. 1


 Из воспоминаний стенографа о новом суде

Впрочем, эти последние факты, говорившие о стремлении обвинить во что бы то ни стало, стали проявляться, приблизительно, во второе десятилетие существования нового гласного суда, когда московская охранительная печать все настойчивее стала кричать: „распни, распни!"—по адресу оправданных по судебным приговорам, и когда наконец наступило такое время, когда и само великое судебное учреждение предлагалось этой печатью к распятию, и когда стойкие служители Фемиды поколебались и стали уступать... Наступило тяжелое время: более щепетильные в сознании общественного долга деятели первой судебной мобилизации стали уходить в адвокатуру. Лучшая и безупречная часть прокуратуры, не требовавшая обвинительных вердиктов во что бы то ни стало, начала терять под собою почву, подвергаясь гонению высшего начальства. Большинство же смирилось, и суды быстро стали наполняться бездарностями.

[...]Все уверены, что навсегда положен предел произволу и ужасам дореформенного суда, и вместе с тем поняли, что тайна высокой правды приговоров заключалась в том, что на двенадцать креслах восседали простые здравомыслящие судьи, не искушенные ни теориями римского права, ни другими лжемудрыми соображениями, что судьи эти были призваны законодателем писать свои вердикты на основании прирожденного нравственного чутья и здравого смысла. И законодатель не ошибся, вверяя судьбу многотысячных подсудимых своему даровитому и великому народу, который только что сняв крепостные оковы, смог оценить и воспринять так просто и легко более усовершенствованные формы русской жизни, так же просто, как восприняли и распространили двенадцать бедных рыцарей величайшие этические системы, доверенные им Богочеловеком…

На развалинах гласного суда. Из воспоминаний женщины-стенографа

конца 60-х и 70-х годов// Вестник Европы Т. 7. 1906. С. 224, 229

В. Ф. ОДОЕВСКИЙ

20 июля. 1867.

После обеда собрался кружок: Пален, Шахов, Люминарский, Шахматов –речь шла о новых судах; Пален заметил, что есть лица, мало заботящиеся только о правосудии. «Есть увлечения в молодых людях». – сказал Шахов. –«Позвольте мне, старому судье, заявить,- сказал я, - что как бы ни были худы новые судьи, но все они лучше старых».- «О, без сомнения», сказали все,- «за исключением вас», -заметил Шахов. –«Нет, - я отвечал, - всех нас, без исключения, пора по шеям». – «Не все из ваших товарищей, заметил Шахов, -разделяют ваше сочувствие к новым судам».

24 июля 1867 г.

Палена поразило и оскорбило одно в московских судах: несамостоятельность и слабость председателей и прокуроров – в сравнении с адвокатами.

Дневник В. Ф. Одоевского.//Литературное наследство. 1935. № 22-24

П. М. МАЙКОВ

Судебные уставы 1864 г. ввели также равноправие на суде всех обращающихся к суду; они, так сказать, уничтожали всякую сословную и другую рознь между обывателями и тем придавали смелость лицами, почему-либо стоявшим на низкой ступени общественной иерархии, привлекая к суду лиц самых высоких. Прежде, до судебных уставов 1864 года, какой-нибудь крестьянин, рабочий, лакей и т. д., едва ли отважился бы подать жалобу на сиятельного генерала, а если бы и отважился, то весьма долго не получал желаемого удовлетворения, а теперь, услыхав от такого важного лица замечание: «эх, братец, какой же ты дурак», оскорбленный новый гражданин бежал к мировому судье (которого он же прозывал в разговоре просто «мировой» или «мирошка») и приносил жалобу об оскорблении его чести и большей частью мирился до суда на трех-пяти рублях, а то доставлял себе удовольствие на суде стоять рядом с высоким сановником (если последний пожелал бы лично явиться в суд) и объясняться с ним, как с равным себе гражданином.

Воспоминания П. М. Майкова. // Петроградский мировой суд

за пятьдесят лет. СПб, 1916. С. 1362.

Об адвокатах

Из всего судебного погрома, во всей неприкосновенности, но более окрепшим в борьбе за право остался институт присяжной адвокатуры. Наша адвокатура с ее блестящими ораторами явилась на свет, как по щучьему велению, сразу, без подготовки, и ее лучшие представители заняли хоть пьедестал, с которого не сходили в продолжение сорока лет. Ее лучшие представители создали то судебное красноречие, которое не уступало лучшим западным образцам

На развалинах гласного суда. Из воспоминаний женщины-стенографа

конца 60-х и 70-х годов// Вестник Европы Т. 7. 1906. С. 230