Крестьянское землевладение и землепользование

вкл. .

540px-KorovinS NaMiruО понижении выкупных платежей.

 

28 декабря 1881 г.

Понизить выкупные платежи бывших помещичьих крестьян в всех губерниях, где были введены Местные Великороссийское и Великороссийское Положения 19 февраля 1861 года. Из них, в губернии Могилевской и Белорусских уездах Витебской (Велижском, Витебском, Городецком, Лепельском, Невельском, Полоцком, Себежском и Суражском) такое понижение произвести в тех селениях, которые перешли на выкуп по выкупным договорам и объявлениям, состоявшимся до издания Высочайшего указа 2 ноября 1863 года (40172 и 40178), об обязательном выкупе в Белорусском крае, если при том означенные селения не воспользовались уже впоследствии сбавкой в выкупных платежах при исправлении, по разным случаям, выкупных по тем селениям актов.

Понижение выкупных платежей произвести в размере одного рубля с каждого обложенного сими платежами душевого надела, а в местностях, состоящих на Малороссийском Местном Положении 19 февраля 1861 года, в размере шестнадцати копеек с каждого рубля нынешнего оклада выкупных платежей крестьян…

ПСЗ. № 576. Собрание третье. Т. 1

 

МОСКОВСКИЕ ВЕДОМОСТИ

Находящиеся на рассмотрении Государственного Совета предположения об обязательном выкупе наделов крестьянами, остающимися еще в обязательных отношениях к помещикам, вот самая крупная новость. Нельзя сказать, чтобы проектируемая мера была неожиданностью. О ней говорили давно, и она стала в общем мнении делом неизбежным когда, при наступлении срока определенного Положением для переоброчки земель, отведенных в пользование временно-обязанных крестьян, решено было эту переоброчку отсрочить. Такая отсрочка была нарушением буквы Положения, но вызывалась общим их направлением. В случае переоброчки, значительной массе населения пришлось бы выкупать свои земельные наделы на иных основаниях, совсем не по тем ценам, по каким выкупались совершенно такие же наделы в непосредственном соседстве крестьянским обществами приступившими к выкупу каким-нибудь годом ранее. В глазах крестьян такое изменение выкупных цен могло бы получить характер несправедливого неравенства.

Обязательным выкупом будет завершено решение одной из задач поставленных освобождением крестьян.

Московские ведомости. 1881. № 322. 19 ноября

 

П. ВАЛУЕВ

 

4 ноября 1881 г.

В государственном совете на днях будет слушаться дело о выкупе. Большинство (в департаментах) в пользу повсеместного понижения, - чтобы возбудить в народе чувства привязанности к государю. Satis. Выходит, что «народ» и крестьяне, что несмотря на катковско-аксаковский лозунг: «Царь и народ» и пр. нужно бакчишами возбуждать чувство привязанности; и что рубль на душу составляет для «русской» души покупную цену.

Валуев П. П. Дневник. М., 1961. Т. 2. С. 176

 

О выкупе наделов крестьянами, остающимися еще в обязательных отношениях к помещикам и о понижении выкупных платежей.

 

29 декабря 1881 г.

II. В дополнение к Высочайшему указу о понижении выкупных платежей, постановить:

1. Мера эта распространяется на губернии: Астраханскую, Владимирскую, Вологодскую, Воронежскую, Вятскую, Екатеринославскую, Казанскую, Калужскую, Костромскую, Курскую, Московскую, Нижегородскую, Олонецкую, Оренбургскую, Орловскую, Пензенскую, Пермскую, Полтавскую, Псковскую, Рязанскую, Самарскую, С.-Петербургскую, Саратовскую, Симбирскую, Смоленскую, Ставропольскую, Таврическую, Тамбовскую, Тверскую, Тульскую, Уфимскую, Харьковскую, Херсонскую, Черниговскую и Ярославскую и на область войска Донского. Кроме того, настоящая мера распространяется на крестьян тех селений губерний Могилевской и Белорусских уездов Витебской, о которых упоминается в ст. 1 Высочайшего указа о понижении выкупных платежей.

2. Общая сумма понижения выкупных платежей во всех означенных в статье 1 местностях составляет двенадцать миллионов рублей в год. Из них 2 000 000 рублей покрываются из общих средств выкупной операции 7 000 000 рублей – из свободных сумм по ликвидации бывших государственных кредитных установлений, а 3 000 000 рублей назначаются пособием выкупной операции на счет казны.

3. Из указанной в предыдущей статье суммы (12 000 000 руб.), одна часть употребляется на понижение выкупных платежей со всех бывших помещичьих крестьян, как состоящих уже на выкупе, так и имеющих на оный вперед перейти: по правилам Положения о выкупе 19 февраля 1861 года, или издаваемого вместе с сим особого Положения, а другая часть – на дальнейшее затем понижение выкупных платежей тех из означенных крестьян, для коих это окажется необходимым на основании нижеследующей статьи 5.

ПСЗ. № 577. Собрание третье. Т. 1.

 

К. Д. КАВЕЛИН

Одни, опираясь на сельско-хозяйственные, экономические, юридические и политические доводы, желали бы водворить у нас такое же исключительное господство начала личной поземельной собственности, как в Европе, и на этом основании требуют отмены общинного землевладения. Ратующие за такую отмену без задних мыслей ссылаются на пример Европы, где упразднение общинного владения шло рука об руку с водворением правильной эксплуатации земли; но они не обращаю внимания на то, что в Европе упразднение общинного владения совершено в пользу среднего и крупного землевладения, что оно там шло рука об руку, с обезземелением мелких владельцев и создало сельский пролетариат в огромных размерах. Этого они, конечно, не желают, а именно этого то и желают все требующие с задней мыслью отмены общинного владения…. Отбросьте заднюю мысль обезземеления крестьян, и требование отмены общинного землевладения сведется к требованию иного распорядка крестьянского землевладения, более благоприятного для сельского хозяйства, чем тот, какой теперь существует при общинном владении. Против такого требования едва ли кто станет спорить.

Такое же смешение языков мы находим и между поборниками неприкосновенности крестьянского землевладения. Огромное их большинство отстаивает общинное владение не потому, чтоб дорожило теперешними распорядками земли между общинниками, а потому, что видит в отмене общинного владения первый шаг к обезземелению крестьянства и ко всем нескончаемым бедствиям, которые отсюда проистекают.

Кавелин К. Д. Крестьянский вопрос. СПб., 1882. С. 76-77

 

Из речи Александра III 21 мая 1883 г.

Следуйте совету и руководству ваших предводителей дворянства и не верьте вздорным и нелепым слухам и толкам о переделах земли, даровых прирезках и тому подобном. Эти слухи распускаются вашими врагами. Всякая собственность, точно также, как и ваша, должна быть неприкосновенна.

Правительственный вестник.1883. 24 мая

О мерах к облегчению дворянам – землевладельцам перехода, по имениями их, крестьян в разряд крестьян – собственников.

 

15 мая 1883 г.

По имениям, в коих выкуп крестьянами земельных наделов будет производиться или уже произведен по выкупным актам, составленным помещиками на основании Положения 28 декабря 1881 года, и по требованиям помещиков, основанным на Положении о выкупе 19 февраля 1861 года (36659_ поданным Непременному Члену Уездного по крестьянским делам Присутствия после 1 Января 1882 года, назначать на выдачу помещиками государственными процентными банковыми билетами, сверх определенной статьей 66 Положения о выкупе 19 февраля 1861 года, выкупной ссуды, дополнительную выкупную сумму, в размере одной двенадцатой части выкупной ссуды (с отнесением погашения таковой суммы на ту часть выкупных платежей, по разрешаемым выкупным сделкам, которая подлежала бы обращению в запасной капитал выкупной операции), не распространяя, однако, таковых дополнительных выдач на те имения: а) по коим выкупные ссуды назначаются с применением 67 статьи Положения о выкупе 19 февраля 1861 года и 1 и2 примечания к оной (особ. Прил к Т. IX Зак. о сост., изд. 1876 г.); б) по коим сверх выданных от правительства выкупных ссуд, крестьяне обязываются вносить помещику дополнительные платежи, и в) по коим выкупные сделки состоялись по взаимному добровольному соглашению помещиков с крестьянами, в форме договора, на основании 74 статьи Положения о выкупе 19 февраля 1861 года, равно как г) и по тем изменениям, по коим требования о выкупе заявлены помещиками Непременному Члену Уездного по крестьянским делам Присутствия до 1 Января 1882 года.

ПСЗ.№ 1584. Собрание третье. Т. 3

 

О порядке разрешения семейных разделов в сельских обществах, в которых существует общинное пользование мирскою полевою землею.

 

18 марта 1886 г.

Семейство, желающее разделиться на самостоятельные хозяйства, обязано заявить о том сельскому сходу и указать при этом как подлежащее разделу имущество (ст.5 п. а), так и справедливые способы распределения его между предположенными к образованию новыми хозяйствами.

По такому заявлению сход, прежде всего, удостоверяется в том, последовало ли на испрашиваемый раздел согласие родителя или старшего члена семьи, и, при отсутствии упомянутого соглашения, приступает к обсуждению заявления о разделе только тогда, когда поводом к нему служат расточительность или безнравственное поведение домохозяина.

6. Сельский сход не вмешивается в распределение между членами семейства других, кроме указанных в статье 5, движимых и недвижимых имуществ, как-то: усадебных, полевых и иных земель, приобретенных в собственность другими, кроме наделения, способами, а также в разделе недвижимости, не составляющей необходимой принадлежности крестьянского хозяйства.

ПСЗ. № 3578. Собрание третье. Т. 6.

 

ВЕСТНИК ЕВРОПЫ

 

Каковы бы ни были достоинства и недостатки закона 18 марта, большим препятствием к правильному и успешному применению его на практике будет служить теперешняя организация уездных крестьянских присутствий. Ни состав этих учреждений, ни их устройство не соответствуют важности функций, возлагаемых на них новым законом. Они получают право вмешиваться в одно из самых главных отправлений крестьянской жизни, оставаясь по прежнему далеким от нее и равнодушных к ней. Само собой разумеется, что помочь горю могло бы только такое преобразование уездных присутствий, которое ввело бы в них элемент крестьянский и вместе с тем не сделало бы их непрошенными опекунами народного быта. Заменить уездные присутствия пресловутыми участковыми, стоящими на страже сословных интересов, значило бы – с занимающей нас точки зрения, как и со всех других, - перейти из-под дождя прямо в воду. Под рукою таких «показателей пути» регламентация семейных разделов скоро обратилась быв систематическое им противодействие, и крестьянская семья очутилась бы, de facto, закрепощенной узами нового рода. Чтобы убедиться в этом, стоит только припомнить, что из многосемейных домов легче добывать работников для помещичьих хозяйств, чем из малосемейных… Если закон 18 марта предназначен служить одним из преддверий административной реформы, проникнутой известными «елецкими» тенденциями, то суть его, в наших глазах, заранее предрешена; всего меньше пользы он принесет именно тому общемтвенному классу, благом которого мотивировано его издание.

Внутреннее обозрение //Вестник Европы. 1886. Т. 3. С. 369-370

 

 

К. Ф. ГОЛОВИН

Наличность многочисленного самостоятельного крестьянства, сидящего на собственной земле, важна не столько в видах имущественного обеспечения рабочего класса, сколько для того, чтобы это крестьянство служило оплотом для общественного порядка.

Русский вестник. 1887. № 2. С. 537

 

Д. СТОЛЫПИН

Община не спасает от пролетариата, от бесхозяйственных и окончательно безземельных. Но кроме того, случаи, что сын получает надел от общества, при чем мир наряжает стариков и отдает сыну часть из имущества отца, или что дети изгоняют престарелых родителей из двора, случаи, ведущие к расторжению семьи, совершенно немыслимы при подворном владении.

Также видно из отзыва Орловской губернии волостного старшины, что крестьяне однодворцы при крайнем дроблении земли охотно продают слишком мелкие участки соседним однодворцам, а сами на полученные деньги ищут купить земли более дешевой в других местностях или же там устроиться. Препятствуя лишнему дроблению, такое совокупление мелких участков, не дающих достаточных средств к жизни, в более крупные, совершенно правильно и благоприятно в общем.

Столыпин Д. Об устройстве арендных хуторов

 

на владельческих землях и крестьянских

 

хозяйствах вообще. М., 1892. С. 15

К. П. ПОБЕДОНОСЦЕВ

Время и нам в России подумать о грозящей опасности. У нас крестьяне освобождены с земельным наделом, который сначала предоставлен им в (общинное или подворное) зависимое пользование (временнообязанные), с предоставлением возможности выкупа этого надела для обращения его в собственность общества или отдельных домохозяйств. Закон благоприятствовал этому образованию собственности, посредством выкупной ссуды крестьянам от правительства, с распределением погашения оной на 49 лет. С течением времени это благоприятное отношение к выкупу еще усилилось: установлением обязательных выкупов, уменьшением выкупных платежей и другими льготами. Правительство, видимо, стремилось развязать скорее узы, связывающие крестьянское владение. Правда, при самом освобождении крестьян предвиделась опасность, как бы крестьяне не могли, увлекшись неопределенными представлениями о свободной деятельности и случайным денежным прибытком, утратить свою оседлость и главную ее опору - землю, но не принято мер к решительному предотвращению этой опасности. Напротив того, при некоторых ограничениях, легко устраняемых, открыта крестьянам, даже до выкупного срока, возможность отчуждения надельных земель. 165-я статья Положения о выкупе предоставляет каждому крестьянину внесть в уездное казначейство всю причитающуюся на нем выкупную ссуду и требовать выдела ему участка; тогда участок укрепляется за ним на праве полной собственности, с выдачею данной, и он получает возможность продать свою землю по усмотрению без всяких ограничений. Другая, 169-я статья установляет, что участки, приобретенные крестьянами в полную собственность, могут быть проданы и постороннему лицу, если оно уплатит весь числящийся на участке долг по выкупной ссуде. 162-й статьей подобные же правила установлены и для продажи (по истечении 9 лет с 1861 года) земель целыми обществами, лишь с согласия губернского по крестьянским делам присутствия*. Подобные же правила установлены впоследствии и для бывших государственных крестьян, равно как и для крестьян, принадлежавших разным ведомствам. Государственным же крестьянам предоставлена с 1886 года еще большая возможность к легкомысленному отчуждению приобретенных на выгодных условиях земель: в этом году издан закон о преобразовании лежавшей на этих землях оброчной подати (знак зависимого владения) в выкупные платежи, с правом произвольного выкупа, и тем самым дарован им прямой способ к превращению в мелких собственников, самостоятельно распоряжающихся своими землями.

Эти законы, особливо 165-я статья Полож. о вык., оказали гибельное действие на крестьянское землевладение. На деле они послужили средством, при помощи коего ловкие скупщики, аферисты и домашние кулаки получили возможность приобретать крестьянские земли. Выкуп участков производился почти исключительно самыми неимущими домохозяевами, на деньги скупщиков, с тем чтобы перепродать их скупщикам. Между тем указ об обязательном выкупе распространил право отчуждения и на те крестьянские земли, коими крестьяне вовсе не могли располагать при временно обязанных отношениях. Другой указ - о понижении выкупных платежей, направленный, по-видимому, к выгоде крестьян, на деле усилил только распродажу земель, увеличив в густонаселенных местностях разность между низкой выкупной ссудой и действительной стоимостью земель по существующим ценам. К тому же, помимо прямых целей законодателя, послужили и облегчение крестьянам кредита в покупке земель посредством крестьянского банка, и облегчение переселений, возбудившее охоту к распродаже земель для сомнительного перехода на другие земли.

В стране земледельческой, где, как у нас, до 15/16 населения суть сельские жители, объявить для крестьян всякую землю вольным товаром значило бы оставить их без всяких средств к удержанию земли, к поддержанию хозяйства, к обеспечению от нищеты и голода. Масса этого населения состоит на первое время из людей, которые не могут думать об обогащении или о правильном хозяйственном производстве, но поглощены заботою о куске насущного хлеба, а отдельная недвижимая собственность налагает на владельца такие гражданские тягости, которые человеку без капитала решительно не под силу, так что удержание клочка земли на бедном рынке может оказаться для большинства невозможным. В таком состоянии одна общинная связь может охранить крестьянское население от обезземеливания, и действительно, только общинное землевладение предохранило наши чисто земледельческие местности (например, Саратовские и Самарские) от полного обезземеливания крестьян: в голодную пору, так часто постигавшую в последние годы Поволжье, неимущим трудно было бы удержаться от продажи своих участков, при господстве подворного владения скупщиков оказалось бы достаточно посреди самого сельского населения, ибо в подворном владении давно уже образовалось большое неравенство - участки некоторых достигают 50, 70 и более десятин, а у других остается иногда менее одной десятины, и в года неурожаев особенно усиливается скупка малых участков более сильными хозяевами. Итак, можно судить, к чему приведено будет крестьянское землевладение, если еще надолго останется в силе и действии 165-я статья Полож. о выкупе. Вредное ее действие давно уже сознается на местах, и многие земские собрания давно уже заявляют ходатайство об ее отмене. Министерство Внутренних Дел возбудило уже по этому предмету законодательный вопрос, доныне, к сожалению, еще не получивший разрешения.

В связи с этим вопросом здравая политика, настоятельно требующая охранения семьи в ее нравственной связи и хозяйственной целости, приводит к необходимости определить норму нераздельного (и хотя бы условно неотчуждаемого по взысканиям) крестьянского усадебного и полевого участка. Ныне существующие определения закона о дворе и о подворном владении намечают только общие черты понятий, а на практике оставляют место произвольным толкованиям. Закон имеет в виду двоякое крестьянское владение: 1) общинное; 2) наследственное (участковое или подворное)*. Сенат во множестве своих решений всегда признавал участки подворного владения собственностью всего двора, целой крестьянской семьи, а не одного домохозяина. Но этот правильный взгляд высшего судебного учреждения крайне невыгоден аферистам-скупщикам, а также и всем посредникам происходящих сделок, и местные адвокаты доныне успевают из своих корыстных расчетов убеждать неопытных нотариусов, а иногда и местные суды, в том неправильном мнении, что при участковом владении домохозяин есть полный собственник, а не распорядитель токмо в имуществе двора или семьи.

Победоносцев К. П. Семейные участки //Русский вестник. 1889. Т. 204

А. Н. ЭНГЕЛЬГАРДТ

Лучшим примером того, какое значение в хозяйстве имеет ведение дела сообща, соединенное с общежитием, служит зажиточность больших крестьянских дворов и их обеднение при разделах.

Крестьянский двор зажиточен, пока семья велика и состоит из значительного числа рабочих, пока существует хотя какой-нибудь союз семейный, пока земля не разделена и работы производятся сообща. Обыкновенно союз этот держится только, пока жив старик, и распадается со смертью его. Чем суровее старик, чем деспотичнее, чем нравственное сильнее, чем большим уважением пользуется от мира, тем больше хозяйственного порядка во дворе, тем зажиточнее двор. Суровым деспотом – хозяином может быть только сильная натура, которая умеет держать бразды правления силою своего ума, а такой умственно сильный человек непременно вместе с тем есть хороший хозяин, который может, как выражаются мужики, все хорошо «загадать»; в хозяйтсве же хороший «загад» – первое дело, потому что при хорошем загаде и работа идет скорее и результаты получаются хорошие.

Но как ни важен хороший «загад» хозяина, все-таки же коренная причина зажиточности и сравнительного благосостояния больших не разделявшихся семей заключается в том, что все семейство ест из одного горшка. Доказательством этого служит то, что большие семьи, даже и при слабом старике, плохом хозяине, не умеющем держать двор в порядке, все-таки живут хорошо.

Энгельгардт А. Н. Из деревни. 12 писем. СПб., 1999. С. 257

 

 

А. ПОЛОВЦОВ – АЛЕКСАНДРУ III

19 декабря 1891 г.

Не думаете ли Вы, что если бы всякий был уверен, что он вполне как собственник владеет принадлежащей ему землей, то он иначе возделывал бы ее, получал другие результаты, имел бы возможность откладывать на черный день, и черный день не застал бы его столь сильно врасплох?

…Самые ярые участники реформ 60-х годов теперь не защищают более общинного владения. Я был уже не первой молодости в 61-м году. Помню, как необходимость реформы чувствовалась всеми. Искали людей, взяли, что нашлось лучшего, и если теперь, чрез 30 лет, опыт указывает на необходимость изменений, то изменения эти следует делать, не осуждая тех, кто участвовал в реформах 60-х годов.

Дневник государственного секретаря А. А. Половцова. Т. II. С. 431.

А. ПОЛОВЦОВ – Александру III

Запись от 14 марта 1892 г.

Прошу позволения не докладывать Совету представление министра внутренних дел об ограничении права отчуждать крестьянские наделы. Выставляю неудобство касаться этого вопроса в голодный год.

 

 

Анонимный автор

Низкий уровень крестьянского хозяйства и малая производительность земель, находящихся в руках крестьян, объясняются целым рядом самых разнообразных причин. На первом плане между ними следует поставить те условия, в которых крестьяне владеют землей. Не касаясь пока вопроса о самых основах общинного землевладения, нельзя, однако, не сказать, что та полная неопределенность в условиях пользования землей, которая существует ныне, особенно в пределах черноземной полосы, в значительной степени тормозит развитие у крестьян земледелие. Главную роль тут играют переделы, которые повторяются в неопределенные сроки, по усмотрению сельского схода, ставя крестьян в полную неуверенность относительно продолжительности пользования ими данными участками земли.

Неурожай и опасность народного бедствия. СПб., 1892. С. 102-103

 

Об утверждении правил о переделах мирской земли.

 

8 июня 1893 г.

В местностях, в которых введено Положение о Земских Участковых Начальниках, соблюдаются относительно переделов нижеследующие правила (ст. 2-4)

Действию сих правил подлежат: 1) все земли пахотные и 2) те из прочих угодий, которые переделяются на одинаковых основаниях с пахотными землями

Переделы упомянутых в статье 2 земель производятся не иначе, как с соблюдением условий, определенных в особом приговоре общества

В приговоре об условиях передела (ст.3) должны быть означены: 1) срок, на который совершается передел; 2) по какому расчету распределяется земля между домохозяевами (по душам ревизским или наличным, по тягам и т. п.), и 3) сколько по этому расчету душевых или иных надельных участков причитается на каждого из домохозяев.

Срок передела (ст. 4. П. 1) назначается в двенадцать или более лет.

ПСЗ. № 9754. Собрание третье. Т. 13

Ф. ТЕРНЕР

(о законе 8 июня 1893 г)

Установление одного минимального размера для всей России должно представлять на практике большие и несомненные неудобства. Цифра, подходящая к одной местности, может не подходить к другой. Следовало требовать вообще, чтобы в приговорах определялся срок, на который производится передел…

Тернер Ф. Государство и землевладение. Ч. 1. СПб., 1896. С. 254

РУССКИЕ ВЕДОМОСТИ

                       

После издания закона 8 июня вопрос об общинном землевладении все-таки продолжал сосредотачивать на себе внимание. Осенью распространился слух, будто министерство внутренних дел снова занято выработкой проекта закона о крестьянском землевладении. Сами составители проекта регламентации переделов, ставшего законом 8 июня, несмотря на все свое недоверчивое отношение к способности крестьян самостоятельно заведывать собственным хозяйством, выразили справедливое мнение, что уничтожение общины невозможно, что оно было бы гибельно для экономического быта крестьян, так как те же переделы мирской земли, регламентация которых была признана необходимой, служат поправкой к вредным последствиям чересполосицы и дробления участков. Очевидно, что ведомство, приписывающее общинному владению великую роль ограждения экономического быта крестьян от гибели, не могло согласиться на замену общины только системой (семейные участки, подчиненные началу единонаследия), при которой благосостояние трех четвертей сельского населения было бы обречено на несомненный и неизбежный упадок.

Внутреннее управление //Русские ведомости. 1894. № 1. 1 января

 

 

Ф. ТЕРНЕР

Совсем другого рода трудность будет встречать применение закона в тех степных местностях, где землю до сих пор не унаваживают и где потому переделы происходят в самые краткие промежутки времени, иногда даже ежегодно. Решительно непонятно, каким образом возможно будет привести в исполнение там требования статьи 5-й

Тернер Ф. Государство и землевладение. Ч. 1. СПб., 1896. С. 256

Закон 8 июня 1893 г., ограничивший переделы, также не привел ни к каким положительным результатам. Число переделов не только не уменьшилось, но даже увеличилось.

Зайончковский П. А. Российское самодержавие

в конце XIX столетия. М., 1964. С. 204

 

О некоторых мерах к предупреждению отчуждения крестьянских надельных земель.

 

14 декабря 1893 г.

 

Продажа надельной земли целыми сельскими обществами допускается не иначе, как на основании особого о том приговора общества, постановленного с согласия не менее двух третей всех крестьян, имеющих голос на сходе, и утвержденного Губернским Присутствием или Губернским по крестьянским делам Присутствием, по принадлежности. Если стоимость отчуждаемого участка превышает пятьсот рублей, то для продажи его требуется, сверх того, разрешение Министра Внутренних Дел, по соглашению с Министром Финансов, а в случаях, когда участок отчуждается для горнопромышленных целей, - и по соглашению с Министром Государственных Имуществ.

Действие установляемого настоящим правилом ограничения не распространяется на случаи: 1) обменов на основании статьи 86 Пол. учр. крест. обменов при размежевании, и 2) отводов земли по мирским приговорам в пользу причтов вновь устраеваемых приходов (прим. 2 к ст. 162 Пол. выкуп., по Прод. 1890 г.). Означенные обмены и отводы производятся на существующем основании.

Участки надельной земли, приобретенные отдельными крестьянами или состоящие в подворно-наследственном их пользовании, могут быть отчуждаемы посредством дарения или продажи, как добровольной, так и с торгов, за недоимки в выкупных платежах (По. выкуп., ст. 133-138) только лицам, приписанным или приписывающимся к сельским обществам.

ПСЗ. № 10151. Собрание третье. Т. 13

 

Ф. ТЕРНЕР

(о законе 14 дек 1893)

Требование, чтобы покупатель был приписан или приписался к сельскому обществу, имеет очевидно целью воспрепятствовать вторжению посторонних элементов в общество и переходу крестьянской надельной земли в руки не-крестьян. Но в сущности это ограничение большого значения иметь не может. Лицо, приписывающееся к обществу в момент приобретения участка, будет, по всей вероятности, столь же чуждо интересам общества, как и всякое другое лицо некрестьянского сословия. Точно также и лица, уже состоящие приписанными к обществу, едва ли будут представлять полезный элемент, в качестве приобретателей участков в чужой деревне. Так как крестьяне фактически не могут принадлежать одновременно двум обществам, то покупателями земли будут или лица, владеющие в другом месте землей на подворно-участковом основании, или общинники, бросающие свою общину, чтобы перейти в другую.

Тернер Ф. Государство и землевладение. Ч. 1. СПб., 1896. С. 275

 

Н. Х. БУНГЕ

 

Ограничение права продажи, переуступки и залога имущества, а равно права приобретения частной собственности и потомственного пользования принадлежит к наибольшим стеснениям общегражданских прав… Единственный результат, достижимый в будущем, вследствие неотчужденности крестьянской земли ограничится тем, что крестьяне сочтут правительство обязанным наделить их землей не только государственной, но и частновладельческой. Пошатнув в понятиях крестьян навсегда ясное представление о праве личной собственности, правительство достигает одного, что крестьяне не будут уважать поместной собственности и будут требовать наделов.

Цит. по: Зайончковский П. А. Российское самодержавие

в конце XIX столетия. С. 202.

 

Г. П. САЗОНОВ

Главной причиной продажи наделов является обнищание: нет ни сохи, ни лошади, а подати платить нало. Этим отчасти объясняется и охотное согласие общества на продажу надела: оно тем самым отделывается от неисправного плательщика. С этим замечанием нельзя не согласиться.

Главное зло, впрочем, не в миллионных потерях: его не оценишь даже миллиардами, ибо подтачивается и разрушается хозяйственная самостоятельность землевладельца и из собственника вырабатывается пролетарий, но не европейский, а самобытный, в котором странным образом совмещены и перемешаны начала и собственника, и пролетария, и полного батрака, и арендатора своей же земли.

Сазонов Г. П. Неотчуждаемость крестьянских

земель в связи с государственно-экономической

программой. СПб., 1889.С. 304

Г. САЗОНОВ

На первом плане должна быть поставлена неотчуждаемость крестьянских земель, с этого именно необходимо начать. Земля должна остаться в неприкосновенном владении земледельца. Понятие о ней как о товаре должно в корне уничтожить; она должна выполнять свои государственные и общественные функции. Необходимо сделать такое положение, чтобы никто не смог отнять землю у земледельца, а сам он всегда мог бы ее оставить.

Вот основные причины – бедность с задолженностью, при отсутствии доступного кредита, и малоземелье, сопровождаемое разрушением общины. Раз эти условия остаются, действуют с прежней силой, должны быть и последствия те же, несмотря на то, что неотчуждаемость станет законом. Изменятся только формы, способы отчуждения, не более. De jure собственником будет крестьянин, de facto будет принадлежать кредитору под видом долгосрочной аренды, домашних сделок, права собственности на продукты и т. п.

Сазонов Г. П. Неотчуждаемость крестьянских

земель в связи с государственно-экономической

программой. СПб., 1889. С. 140, 141, 143

 

Ф. ТЕРНЕР

На распространение семейных разделов между крестьянами раздавались всеобщие жалобы. Несомненно, что семейные разделы отзываются весьма неблагоприятно на крестьянском благосостоянии. Многорабочая семья всегда представляет лучший залог упрочения благосостояния семьи. В многорабочей семье один помогает другому: заболеет один работник – его могут заменить другие, так что дело никогда не останавливается; кроме того, в большерабочей семье и больше скота, и больше инвентарь, т. е все условия хорошего хозяйства. Все это исчезает, напр., когда три брата, у которых было три лошади, разделятся. В каждой из разделившихся семей останется один работник и одна лошадь; при этом хозяйство будет очевидно поставлено в гораздо худшие условия; заболей сам работник, или заболей у него лошадь –ему неоткуда ждать помощи, и хозяйство его страдает. Вот почему семейные разделы всегда признавались вредными; так на них и смотрели редакционные комиссии.

За пятилетие с 1879 по 1884 г, среднее число крестьянских разделов по 43 губерниями европейской России дошло до 150 000 в год, т. е. превысило даже значительно среднее ежегодное число разделов, производившихся в той же местности за время, следовавшее непосредственно за отменой крепостной зависимости. По всеобщему отзыву, постоянное ослабление численного состава крестьянских хозяйств, являвшееся последствием такого чрезмерного развития разделов и возникновения множества новых семейств, не обладающих необходимыми для правильного ведения хозяйства рабочими силами и материальными средствами, составляло одну из главных причин замечавшегося в некоторых местностях упадка благосостояния сельского населения и грозящего ему в будущем еще большим разорением. Подобное положение дела побудило правительство сделать первый шаг по пути урегулирования семейных разделов в тех сельских обществах, в которых существует общинное пользование мирской полевой землей – в видах некоторого ограничения свободы разделов.

Тернер Ф. Государство и землевладение. Ч. 1. СПб., 1896. С. 232-233


Закон о неотчуждаемости крестьянских наделов не внес каких-либо существенных изменений. Правда, после издания закона досрочный выкуп земли значительно сократился, примерно в 10 раз, однако , это не сократило общего процесса концентрации надельной земли в руках капиталистических элементов деревни.

Зайончковский П. А. Российское самодержавие

в конце XIX столетия. М., 1964. С. 204

Из Смоленской губернии

Случаев обхода закона множество, переделы и общие и частные совершаются, но совершаются негласно, без письменного приговора, и, если нет недовольных и желающих идти против мира, - закон обходится.

 

Свод заключений губернских совещаний

по вопросам, относящимся к пересмотру

законодательства о крестьянах.

Т. 3. СПб., 1897. С. 125

А. НОВИКОВ – земский начальник

Когда к старшине или земскому приходят отец с сыном или два брата за разрешением делиться, знайте, что они уже разделились, т. е. помолились богу и хлеб едят врознь. Ни уговорами, ни административными карами вы их более не соедините в одну семью.

Новиков А. Записки земского начальника. СПб., 1899. С. 48

 

Ф. ТЕРНЕР

Для ограждения выселяющихся крестьян от эксплуатации местных спекулянтов –монополистов следовало бы в каждой местности установить минимальные цены за усадьбу и надельную землю, которую общество обязано было бы каждый раз выплачивать выселяющемуся семейству, за оставляемый им участок, в тех случаях, когда это семейство не найдет возможности продать свой надел кому-нибудь из общинников по более значительной цене. Минимальная цена надела могла бы слагаться из суммы выкупных платежей, произведенных уже выселяющимся общинником за свой участок, с присоединением стоимости улучшений, введенных в обработке участка, по установленной оценке.

 

Тернер Ф. Государство и землевладение. Ч. 1. СПб., 1896. С. 278


И. И. ВОРОНЦОВ-ДАШКОВ

Как я понимаю дело, общинное землевладение и круговая порука постепенно, начиная с тех местностей, где они более всего стеснительны и вредны, должны быть упразднены. Это и есть главная цель, к которой надо идти и идти безотлагательно. Я настолько ясно вижу необходимость в безотлагательных мероприятиях в этом направлении, что, далеко не разделяя мнение, что все зло общинного землевладения заключается в земельных переделах только из необходимых и неизбежных проявлений зла, тем не менее готов согласиться на ограничение их 12 -ти летним сроком.

Записка министра двора и уделов графа Воронцова – Дашкова,

об уничтожении крестьянской общины и возражение

на нее министра внутренних дел И. Н. Дурново.1894. С. 34


И. Н. ДУРНОВО – ответ И. И. ВОРОНЦОВУ – ДАШКОВУ

Не могу согласиться с этим предположением не только из-за принципиального в данном случае различия во взгляде на приемы законодательной деятельности, которая, по моему мнению, совершенно не допускает действия наугад и осуществления крупных аграрных преобразований в виде опыта, но, в частности, потому еще, что со своей стороны затрудняюсь понять, каким образом возможно было бы примирить опыт создания мелкой земельной собственности, в приблизительно определенных размерах и границах и последующее исправление ее в том и другом отношении – с началом неприкосновенности

частной собственности и приобретенных прав, стоящим под одновременной охраной закона и всеобщего признания, и казалось бы, одинаково приложимым как к крупному, так и к мелкому землевладению

Записка министра двора и уделов графа Воронцова – Дашкова,

об уничтожении крестьянской общины и возражение

на нее министра внутренних дел И. Н. Дурново. 1894. С. 44


А. КИЗЕВЕТТЕР

Я разумею – закон 1886 г. о крестьянских семейных разделах, направленный на то, чтобы ограничить свободу разделов возможно более узкими рамками; Закон 8 июля 1893 г. о переделах общинной земли и закон 14 декабря о неотчуждаемости крестьянских наделов. Все эти законы, построенные на принципе правительственной опеки над крестьянским бытом, нисколько не облегчали земельной нужды деревни, и свидетельствовали только о том, что правящая власть не отдавала себе отчета в том, какие грозные социальные бури исподволь назревали под покровом видимого затишья и какими великими опасностями для государства было чревато это желание власти отвернуться от земельного вопроса.

Кизеветтер А. А. На рубеже двух столетий. Прага, 1929. С. 141

 

НЕДЕЛЯ

Остается только желать, чтобы министерские взгляды оставались без существенных перемен на продолжительное время и без всяких колебаний твердо держались коренного принципа – сохранения основного фонда крестьянского земельного обеспечения.

…Помимо практических соображений, новый закон имеет и немалое принципиальное значение: он окончательно выдвигает принцип, не без труда боровшийся за свое существование еще со времен освободительной реформы, - принцип закрепления за крестьянами земли, раскрепощенной вместе с ними. Начинает осуществляться старая, простая мысль, казавшаяся фантастической: земледелец должен иметь землю. То, что казалось темным в теории, выясняется естественным ходом вещей.

Закрепление крестьянской земли //Неделя. 1894. № 6. 6 февраля


ВЕСТНИК ЕВРОПЫ

Если вся ожидаемая реформа будет сведена к запрещению перехода надельной земли в руки лиц не-сельского состояния и к отмене второй части ст. 165 Полож. о выкупе, то существенного значения она иметь не будет. Количество надельной земли, отвлекаемой от ее настоящего назначения, уменьшится, по всей вероятности, весьма немного; покупателями ее, как и теперь, будут являться, в большинстве случаев, не настоящие крестьяне, не хлебопашцы, обрабатывающие землю собственными руками, а крестьяне только по имени, для которых земля – такой же товар как и всякий другой. Не прекратится и досрочный выкуп, для которого сохранение в силе первой части ст. 165 оставит открытую дверь, хотя и несколько менее широкую, чем прежде.

Внутреннее обозрение //Вестник Европы. 1894. № 1. С. 376

 

Н. Ф. ДАНИЭЛЬСОН

 

Вместо того, чтобы развить тот принцип, который лежит в основе крестьянского землевладения, и приложить его в область крестьянского землепользования; вместо того, чтобы для достижения этого открыть крестьянину широкий доступ к овладению научным знанием и его приложением; вместо всего этого мы стали на путь совершенно противоположный. Мы не только не воспрепятствовали развитию капиталистических форм производства, несмотря на то, что оно основаны на экспроприации крестьянства, но напротив того всеми силами постарались содействовать коренной ломке всей нашей хозяйственной жизни, ломке, приведшей к голоду 1891 года.

Даниэльсон Н. Ф. Очерки нашего пореформенного

хозяйства. СПб., 1893. С. 322-323

 

В. П. ВОРОНЦОВ

Нам кажется слишком близорукой политика, при настоящем состоянии образования массы населения, рекомендующие, в целях хозяйственного прогресса России, упразднение единственного, исторически развившегося у нас союза для совместной деятельности земледельцев; политика, стремящаяся способствовать культурному развитию страны не путем воздействия на существующие уже организованные силы, в смысле придания им прогрессивного направления; не путем дальнейшего развития организации индивидуальных стремлений для совместного достижения общих целей, а путем раздробления и тех организаций, которые уже существуют, на отдельные, бессильные, разрозненные элементы без всяких мотивированных соображений относительно того, насколько, вырванный из общей, привычной связи, русский крестьянин представит благоприятную почву для проявления индивидуальной предприимчивости к прогрессу и обладает достаточными силами и средствами для осуществления индивидуально поставленных целей культурно-хозяйственного характера.

Воронцов В. П. Прогрессивные течения в крестьянском

хозяйстве. СПб., 1892. С. 260-261

 

 

Мнение Тверского губернатора

Я не могу согласиться с мнением Совещания по вопросу о выкупе крестьянами участков из общинной земли: распространяя действие п.2 ст. 15 Положения о государственных крестьянах на помещичьих взамен ст. 165 Положения о выкупах, Совещание останавливается на полумере и, ставя ограничения для выкупа, допускает его все-таки в принципе. Мое глубокое убеждение заключается в том, что интересы и задачи нашей общины требуют непременно полной отмены права выкупать надельную землю. Мне представляется несомненным, что право выкупа идет вразрез с общинным пользованием, так как оно ведет к индивидуализации собственности; затем право это совершенно парализует общинное начало, так как выкупленный участок не составляет уже предмета общественного распоряжения; наконец, выкупленный участок может легко перейти в посторонние руки. Если Совещание считает общинную форму землевладения единственною, которая может спасти наше крестьянское население от пролетариата, то непоследовательно оставлять неустраненным то условие, которое может вести к разрушению общины. Если, затем, рассматривать настоящий вопрос с точки зрения государственных задач, то казалось бы возможным прийти к тому заключению, что личной собственности крестьян на надельную землю быть не может. Известно, что государство наделило освобожденных от крепостной зависимости землею, купленною государственными средствами у помещиков. Хотя вначале государство и стало по отношению к крестьянам в положение заимодавца и залогопринимателя, у которого крестьяне выкупали как будто бы свою собственность, но эти отношения уже давно видоизменились, и в настоящее время выкупные платежи составляют не более не менее, как поземельные налоги. Таким образом, надельная земля крестьян могла бы считаться собственностью государства, представляющего лишь общине право вечного пользования землею. На этом основании, в последнее время правительство в целом ряде мероприятий указало на то, что государство не отказывается от своего права собственности, и решило его сохранить за собою в интересах последующих поколении земледельческого сословия

Свод заключений губернских Совещаний по вопросам,

относящимся к пересмотру законодательства

о крестьянах». СПб, 1897. Т. 3. Стр.214


Мнение Екатеринославского комитета. 1894 г.

Большинство крестьянского населения относится весьма сочувственно к общинной форме землевладения, ибо хорошо понимает, что община не только обеспечивает личное благосостояние крестьянина, но и его потомство, сирот, престарелых и увечных.

 

Свод заключений губернских Совещаний по вопросам,

относящимся к пересмотру законодательства

о крестьянах. СПб, 1897. Т. 3. С. 148


Губернское управление по крестьянским делам в Архангельске. 1894 г.

Крестьяне с особенной радостью приветствовали закон от 14 декабря 1893 года, дозволяющий выкуп общинной собственности (отдельными членами общины для обращения его в личную собственность) лишь с согласия обществ».

Свод заключений губернских Совещаний по вопросам,

относящимся к пересмотру законодательства

о крестьянах. СПб, 1897. т. 3. С. 194