Попечительства о народной трезвости

вкл. .

Председатель Троицкого Общества трезвости М.И. Менстров

Как раз против окон моего дома помещается казенная винная лавка, что дает мне возможность ежедневно наблюдать тяжелую картину публичного народного пьянства. Если власти спрашивают: «Увеличилось или уменьшилось пьянство с введением монополии?» то этим хотят знать, конечно, не количество проданного из винных лавок напитка (что, несомненно, и без того известно), а то, как отразилась винная монополия на форме потребления этого яда, уменьшилось ли пьянство публичное, бросающееся невольно в глаза и оскорбляющее нравственное чувство публики.                                               

К сожалению, с этой стороны введение винной монополии имело у нас самые нежелательные результаты: кабак во всей своей отталкивающей красе, целиком перенесен из закрытого помещения прямо на улицу, на площадь.                                                                       

 Я уже лет 20 живу в соседстве с кабаками прежнего типа и поэтому сравнить дореформенный кабак с нынешней винной лавкой. Всякий знает, что такое кабак, какое это было ужасное социальное зло; но этот вертеп, это собрание пьяниц имело одно важное преимущество перед чопорной винной лавкой: эта сумасшедшая палата несчастных алкоголиков, их безумные выходки и пьяные оргии были все-таки скрыты от взоров посторонней публики, и потому не могли так оскорблять ее нравственного чувства, как оскорбляют теперь, когда кабак перенесен на улицу. Я говорю «перенесен», хотя по закону кабак почти совершенно уничтожен, но кому же не ведомо, что закон – одно, а жизнь другое: по закону нельзя пить и пьянствовать, как только переступишь порог винной лавки, а в действительности…  Да вот вам что в действительности происходить, например, около моего дома.  Вся улица здесь, особенно под праздники и в праздники бывает загружена рабочими, торговцами и тому подобным людом, то и дело выносящих из лавки бутылки с живительною влагою, тут же и распиваемою… через несколько часов вся улица уже пьяна и представляет из себя вертеп беснующихся на все лады, ни дать – ни взять настоящая картина сумасшедшего дома: здесь и песни, и крики, и стоны, и смех, и слезы с проклятиями – все слилось в общий гул, среди которого как-то особенно выделяются самые непристойные слова. К ночи то там, то сям, под заборами лежат уже замертво пьяные, нередко избитые и окровавленные, а иногда и ограбленные, если судить по вывороченным карманам – несчастные жертвы алкоголизма… Пройти здесь противно не только женщине, но и нашему брату, мужчину коробит от этого открытого, как бы на показ выставленного человеческого безумия. Особенно тяжело видеть здесь присутствие детей, из любопытства собирающихся «полюбоваться» даровым представлением беснующихся алкоголиков. Можно себе представить, чему тут дети могут научиться!<…>     А как вам понравится такие милые картинки с натуры: сидим мы с приятелем на скамеечке возле моего дома, видим – выходит из винной лавки какой-то странник с бутылкою «монопольки» в руках; вышел, ударил дном бутылки об ладонь, чтоб пробка выскочила, и только – что хотел проглотить эту водку, как тут же на наших глазах «поехал в Ригу»… Или вот еще: мужчина и женщина (из приезжих) проходят подвыпившие мимо пьянствующей на улице братии, которая с гиком и свистом встречает «даму»… тотчас подносят ей к губам отверстие бутылки с водкой; она жадно тянет водку, но ее муж, обиженный, что не ему первому поднесли, дает ей подзатыльника, при чем баба падает, а туалет ее приходится в совершенно «откровенные чувства», что вызывает всеобщий восторг… Тут же среди любопытных и детки всех возрастов! <…>                                                                                    Вывод тот, что реформа при настоящих условиях не только не уменьшила у нас пьянства, но сделала его ещё более отвратительным и опасным, перенеся внутреннюю жизнь старого кабака на улицу, в публичное место, где кабацкая атмосфера имеет более широкое и потому более развращающее воздействие на общество; особенно страшно при этом делается за детей. Надо прибавить, что приблизительно то же делается возле других винных лавок.

<…>                                                                                                                                  

Те же явления имеют место в городах и столицах. Уличного пьянства не видать лишь только в центральных пунктах. И у нас в Петербурге только Невский и Морская избавлены от этого уличного безобразия, в других же местах оно видимо для всех. В городах, местечках и в торговых селениях, кроме винных лавок продажа производится ещё в трактирных заведениях, существуют наконец пивные склады, просто пивные и портерные, как в городах, так и в селениях. Все эти места продажи питей остались, как известно, в ведении частных лиц. По свидетельству самого Министра Финансов все заведения трактирного промысла, погреба русских виноградных вин и пивные лавки во многих случаях служат притонами пьяниц, людей темных профессий, а не редко и разврата. В этих частных питейных заведениях, которые оказывают растлевающее влияние на население, сохранились все традиции прежнего кабака. О трактирных безобразиях, о пьянстве в пивных лавках и складах имеется масса достоверных свидетельств. Все эти свидетельства доказывают, что питейная реформа оставила не лазейку, а широкую дорогу, через которую пьянство льется тою же могучею рекою в селениях и в городах.

Цит. по: Бородин Д.Н. Винная монополия. (Экономическое и нравственное значение реформы). (Доклад, читаемый в заседании Комиссии по вопросу об алкоголизме 4 ноября 1898 г). СПб., 1899. С. 10-13.

 

 

водка8 трезвость

Проф. Л.П. Дымша

Делами попечительств заведуют губернские и уездные комитеты, в состав коих входят непременные члены из представителей от духовенства и административных, судебных, сословных и общественных учреждений, а также почетные члены и члены-соревнователи из лиц обоего пола всех состояний. В губернских комитетах председательствуют губернаторы, а в уездных – уездные предводители дворянства, а в случае отсутствия последнего председательствует лицо по назначению Губернатора. Члены-соревнователи избираются уездными комитетами из лиц, изъявивших желание принимать участие в делах попечительства, и утверждаются губернскими комитетами; в заседаниях уездных комитетов члены-соревнователи участвуют с правом совещательного голоса.

Для содействия попечительствам в осуществлении мер борьбы с пьянством, для наблюдения за производством торговли крепкими напитками и для исполнения поручений уездного комитета по устройству чайных и других учреждений попечительств назначаются из членов комитета, почетных его членов или членов-соревнователей мужского пола участковые попечители, которые в заседаниях уездных комитетов пользуются правом голоса.

В городе Санкт-Петербурге председатель Комитета городского попечительства и товарищ его назначаются Высочайшей властью. Вся городская территория разделяется между особыми отделами городского комитета; эти отделы образуются, под председательством избирательного комитетом лица, из всех участковых попечителей той местности, которая состоит в ведении отдела. Отделы могут пополнять свой состав выбором в свои члены лиц обоего пола из числа членов-соревнователей. Число членов отдела, не считая его председателя, должно быть не менее десяти. Утверждение членов-соревнователей в звании членов отдела, а равно определение наибольшего числа членов в каждом отделе предоставляется усмотрению комитета попечительства, в зависимости от пространства и особенностей местности, состоящей в ведении данного отдела. Члены-соревнователи избираются комитетом или отделами, но в последнем случае из числа лиц, проживающих в той местности, которая состоит в ведении отдела, и с утверждения комитета.

Все члены попечительств, в отношении посещения заведений, торгующих крепкими напитками, пользуется правами, предоставленными чинам акцизного надзора, и им присвоены особые знаки. Участковые попечители имеют право составлять протоколы о нарушениях питейной торговли, члены – же соревнователи заявляют чинам полиции или акцизного надзора об обнаруженных ими злоупотреблениях по торговле питьями.

Нам остается еще обратиться к вспомогательному к питейной реформе инстинкту, к деятельности попечительств о народной трезвости. В этом отношении официальный отчет Министерства Финансов за 1896 г. дает нам весьма интересные данные относительно четырех восточных губерний, в которых указанные учреждения действовали с 1895 г. Казною было ассигновано на деятельность попечительств 4-х губерний 203.400 руб. Частных пожертвований было очень немного. Деятельность попечительств по надзору за правильным ходом торговли крепкими напитками была весьма незначительна. Также весьма мало сделано Уездными Комитетами с целью распространения среди населения здравых понятий о вреде неумеренного употребления крепких напитков.

Самою плодовитою оказалась деятельность попечительств по устройству чайных, читален, библиотек, и разных развлечений, для доставления народу здорового времяпрепровождения, как то: гуляний, спектаклей, концертов. Одних чайных устроено в 1896 г. 167. Устраивались народные чтения; в Пермской губернии образовались хоры для пения. Указывается на случай устройства воскресной школы и церковной школы. Было открыто два лечебных приюта для страдающих запоем. Было оказываемо содействие учреждениям и частным обществам, преследовавшим одинаковые с попечительствами цели – с этою целью было израсходовано 3.995 руб. Наконец, Пермский Губернский Комитет постановил издавать, начиная с 1897 года, особый орган попечительств. Если принять во внимание новизну дела, отсутствие каких-либо руководящих начал, невозможность составления на первых порах подходящего подбора лиц, то указываемые в отчете результаты заслуживают серьезного внимания.<…>

Напрасно раздаются голоса, порицающие начало реформы, стремящиеся доказать ее безплодность – это не так, питейная реформа представляет несомненный шаг вперед, она дает элементы к дальнейшему противодействию пьянству, она, конечно, не идеал. Но ошибочно было бы приложить к ней абсолютный критерий, безотносительно к тем условиям, при которых она народилась. Если другие, немногие впрочем Государства, в том числе и Норвегия, могли в целях противодействия злоупотреблению крепкими напитками, пожертвовать миллионами из своего бюджета, то Российская Империя, которую мировые задачи увлекают по ту сторону океанов, не в состоянии теперь же идти этим путем.<…>

Делами попечительств заведуют губернские и уездные комитеты, в состав коих входят непременные члены из представителей от духовенства и административных, судебных, сословных и общественных учреждений, а также почетные члены и члены-соревнователи из лиц обоего пола всех состояний. В губернских комитетах председательствуют губернаторы, а в уездных – уездные предводители дворянства, а в случаях отсутствия последнего председательствует лицо по назначению Губернатора. Члены-соревнователи избираются уездными комитетами из лиц, изъявивших желание принимать участие в делах попечительства, и утверждаются губернскими комитетами; в заседаниях уездных комитетов члены-соревнователи участвуют с правом совещательного голоса.

Для содействия попечительствам в осуществлении меры борьбы с пьянством, для наблюдения за производством торговли крепкими напитками и для исполнения поручений уездного комитета по устройству чайных и других учреждений попечительств назначаются из членов комитета, почетных его членов или членов-соревнователей мужского пола участковые попечители, которые в заседаниях уездных комитетов пользуются правом голоса.

Дымша Л.П. Казенная винная монополия и ее значение для борьбы с пьянством. (Доклад Комиссии по вопросу об алкоголизме). СПб., 1899. С. 20.

 

Н.О. Осипов

Учреждение попечительств о народной трезвости должно, казалось бы, убеждать, что намерения Финансового Ведомства бороться с пьянством совершенно искренни, так как названные учреждения имеют чисто культурные и просветительские задачи, которым образованное общество не может не сочувствовать и не содействовать всемерно. Тем не менее попечительства о народной трезвости также вызвали нападки. Из вышеописанной организации попечительств видно, что состав их двойственный: действительными и потому ответственными членами их состоят почти все высшие чины губернского уездного управления, членами же сотрудниками – лица всякого звания, желающие бескорыстно потрудиться в столь важном и общенародном деле, как искоренение пьянства. Такая организация, обеспечивающая и наилучший личный состав попечительств, и полное содействие всего местного управления, вызвала нарекания в бюрократизме. Справедливость требует, однако, сказать, что недовольство попечительствами в некоторых случаях имеет причиною обстоятельства, коренящиеся не столько в их организации, сколько в условиях их возникновения и в свойствах их задачи. Деятельность попечительств оказалась на первых порах неравномерной, местами очень вялой, расплывчатой и нерешительной. Для лиц, близко стоящих к делу, это не было неожиданностью, потому что воздействие на самосознание населения и создание сопутствующих этой цели учреждений есть самое трудное дело, менее всего поддающееся какому-нибудь заранее сделанному расчету, всегда требующее продолжительного времени и дружного действия всех лучших людей государства.                                          Не следует еще упускать из виду одного очень важного обстоятельства: весь труд членов попечительств – совершенно бесплатный, и понятно, что при таком коренном условии их деятельности, далеко не всегда можно ожидать энергической работы даже от лиц, по натуре своей готовых вполне искренне и бескорыстно потрудиться на общую пользу. Поэтому, в губерниях, где указанные неблагоприятные обстоятельства преобладали, попечительства на первых порах почти ничего не сделали; зато в губерниях, как, например, в Пермской, где нашлись бодрые, бескорыстные и нетенденциозные люди, - там дело пошло сразу очень успешно, и следует ожидать, что с течением времени, по мере уяснения задач монополии в общественном самосознании, примеру Пермской губернии последует вся Россия.

Осипов Н.О. Винная монополия, ее основные начала, организация и некоторые последствия. СПб., 1899. С. 28-29.

 

Открытое письмо депутату М.Д. Челышеву. Автор не установлен

Попечительства о народной трезвости были созданы с ясным сознанием их полнейшей непригодности, но, взяв в свои руки монополию спаивания и постепенного отравления алкогольным ядом собственного населения, надо-же было сделать правительству хотя что-нибудь ради приличия, ради успокоения общественного мнения, для того, чтобы иметь право сказать: новое учреждение обуславливается государственной необходимостью, но оно урегулирует потребление вина и рядом с ним противоядие в лице попечительств о народной трезвости.

Какова была деятельность и жизнеспособность попечительств с его комитетами за 13-ти летний период их существования, - это видно теперь. Они ничего не сделали, пьянство растет, пьют взрослые, женщины, подростки и дети. Государственным Советом признана их негодность и они доживают свой короткий век, оставляя нас с торжествующей монополией не прикрытой даже и этим фиговым листом… и в то время как даже самые консервативные элементы Государственной Думы принуждены протестовать против такого положения вещей, в Государственном Совете раздается голос графа Витте, который в блестящей речи оправдывает возникновение у нас монопольной системы непреклонной волей покойного Государя: - он прикрывает собственное детище, - монополию, - тенью покойного Царя… Но и попечительства о народной трезвости были также Высочайше утверждены, это не помешало им оказаться совершенно непригодными. Монарх не может, не в состоянии знать все те мелочи, все те подробности и закулисные стороны, при которых проводятся в жизнь те или другие мероприятия. Он, в силу необходимости, принужден верить своим министрам и советникам, - не на Монарха а на них ложится нравственная ответственность в том, если он ими введен в заблуждение и в обман. А разве не делалось нашими экономистами никаких возражений против введения монопольной системы? Разве уже в то время не ясно было всем для чего она вводится и к чему сведется? К несчастью протестующие голоса не дошли до Престола, за то вспомните какие хвалебные гимны распевались в то время некоторыми газетами в честь Сергея Юльевича Витте…

Цит. по: Зайцева Л.И. С.Ю. Витте и Россия Ч. 1. Казенная винная монополия (1894-1914). По научным публикациям и архивным материалам конца XIX - нач. ХХ в. М., 2000. С. 276.

В.В. Шульгин

Четвертое направление было менее почтенное, во всяком случае, спорное. Витте ввел казенную монополию на водку, и, таким образом, казна стала торговать отравляющим зельем, прозванным народом «монополькой». Более непримиримые противники этой политики говорили прямо, что казна спаивает народ. Предвидя эту критику, Витте одновременно с ввeдeнием казенной монополии на водку начал учреждать общества трезвости. Санкт-Петербургское общество трeзвости не скупилось на расходы. Был построен нaрoдный дом на десять тысяч человек. В нем были театры и всякие другие развлечения. Однако на пьянство деятельность общества трезвости заметного влияния не оказала. Предполагалось, что зрелища будут отвлекать народ от водки. Но эта благая мысль была опрокинута действительностью. Даже когда появился кинематограф, этот поистине народный театр в грандиозных размерах, люди не перестали пить. Посмотрев интересную программу, они кончали вечер в обществе еще более соблазнительного зеленого змия. По сравнению с прежним, доход казны от винной монополии значительно увеличился. Качество водки улучшилось. Чтобы бороться с воровством, Витте дал служащим винной монополии сравнительно высокие оклады, чем привлек несколько лучший состав продавцов. Однако картины, разыгрывающиеся перед магазинами «монопольки», были отвратительны. Раньше люди пили в кабаках и корчмах. Там они сидели за столами и кое-чем закусывали. И как-никак не только орали пьяные песни, но иногда и беседовали. Кабак был в некотором роде клубом, хотя и низкопробным. После реформы кабаки закрылись. Потребители водки пили ее прямо из горлышка на улице, и упившиеся лежали тут же.

Шульгин В.В. Годы. Дни. 1920. М., 1990. С. 111-112.